«Вечер накануне Ивана Купала» сокращенно

0
47
«Вечер накануне Ивана Купала» — повесть Н. Гоголя, насыщенная фантастическими образами.

«Вечер накануне Ивана Купала» сокращенно

Фома Григорьевич не любил пересказывать одно и то же. Однажды он рассказал свою быль, а присутствующий господин напечатал её. И вот приезжают господа к дьячку и показывают ему эту книжечку. Фома Григорьевич очень рассердился, сказал: «…Бреше, сучий москаль». А потом рассказал нам эту историю.

Дед его умел чудно рассказывать, но главное в его рассказах было то, что он никогда не лгал, и чтобы он ни рассказал — так оно и было.

Лет сто назад это село было бедным хутором, изб десять всего, только по дыму и можно было узнать, что живёт там человек. На этом хуторе показывался часто человек, вернее, дьявол в человеческом образе. Откуда он и зачем приходил, никто не знал. Гулял, пьянствовал, а потом пропадал.

Родная тётка деда содержала в то время шинок на нынешней Опошнянской дороге, на которой часто разгульничал Басаврюк, так звали того бесовского человека. Ни за какие благополучия на свете не согласилась бы тётка принять от него подарки. От этих подарков потом отвязаться нельзя: «бросишь в воду -плывёт чертовский перстень или монисто поверх воды, и к тебе же в руки».

В селе была церковь и жил при ней иерей отец Афанасий. Он заметил, что Басаврюк на светлое воскресенье не бывает в церкви и задумал его пожурить, наложить церковное покаяние. Но сам насилу ноги унёс. Тогда отец Афанасий объявил, что всякого, кто спознается с Басаврюком, станет считать за католика, врага Христовой церкви и всего человеческого рода.

В селе у казака по прозвищу Корж был работник Пётр Безродный. У бедного Петруся имелась всего-навсего одна серая свитка, в которой было больше дыр, чем злотых у жида. У старого Коржа была дочь-красавица. А если парень и девушка живут близко друг от друга, то понятно что выходит. Раз Пидорка целовала Петруся, а старый Корж открыл дверь хаты и увидел. Снял он со стены нагайку и хотел проучить хорошо Петруся, но шестилетний брат Пидорки, Ивась, упросил отца не бить Петруся. Закручинились влюблённые, а тут и богатый лях стал ходить к Коржу часто в гости.

Однажды, вся в слезах, Пидорка взяла на руки Ивася и отправила его к Петрусю сказать, что отец её неволит выйти за нелюбимого ляха. И свадьбу уже готовит. Петрусь с горя пошёл в шинок, но не заливалось горе водкой, легче не становилось. И встретился ему в шинке Басаврюк, который сказал, что беде Петруся может помочь только золото. Басаврюк даст ему золота, только одно потребует от Петра. А Петре возьми и скажи: «Дьявол! Давай его! На всё готов!» И хлопнули они по рукам.

На Ивана Купала должен был Петро сорвать цветок папоротника, который цветёт один только день в году. Привёл его Басаврюк к трём пригоркам, где цветов много было разных. Тут и простые листья папоротника росли. И вдруг, «глядь, краснеет маленькая цветочная почка и, как будто живая, движется. В самом деле, чудо! Вспыхнула звёздочка, что-то тихо затрещало и цветок раз-иернулся перед его очами, словно пламя осветив и другие около себя…»

«Теперь пора!» — подумал Петро и протянул руку. Смотрит, тянутся из-за него сотни мохнатых рук также к цветку, а позади него что-то перебегает с места на место. …Зажмурив глаза, дёрнул он за стебелёк, и цветок остался в его руках. Всё утихло. На пне оказался сидящим Басаврюк, весь синий, как мертвец.»Потом лицо его ожило, глаза сверкнули, и он сказал, что яга вороти-лась. Он предупредил Петра, что станет сейчас перед ним красавица и делать он должен всё, что она ему прикажет.

Показалась перед Петром избушка на курьих ножках, потом собака, которая превратилась в кошку, вместо кошки явилась старуха с лицом сморщенным. Аж мурашки пошли по спине Петра.

Вырвала ведьма у него цветок, вспрыснула его какой-то водой, долго пошептала над ним, а потом Петру вернула со словами: «Бросай!» Петро бросил, но цветок не упал, а долго летел по воздуху и плавно опустился очень далеко от Петра. Старуха сказала, что в этом месте копать нужно. Выкопал Петро копанный железом сундук, да сундук стал уходить в землю. Ведьма и говорит ему: «Нет, не видать тебе золота, покамест не достанешь крови человеческой!» Подвела она к нему дитя лет шести, накрытого простынёю, и показала, что надо отсечь ему голову. Остолбенел Петро, сорвал простынь с ребёнка и уви-дел, что это Ивась. Бросился он с ножом на ведьму, да Басаврюк его остановил: «А что ты обещал за девушку?» А обещал Петро делать всё, что ему скажут. Осветилось всё под землёю, и увидел Петро червонцы, дорогие камни в сундуке том. Глаза его загорелись, ум помутился, как безумный, схватил он нож и отсёк голову ребёнку. Ведьма напилась крови.

Не помнил Петро, как добежал до дома, и свалился на землю. А когда он проснулся через два дня и две ночи, то не мог ничего вспомнить, только уви-нел около себя два мешка золота.

Отнёс он золото Коржу, поляку дали дулю под нос, а Петро и Пидорка сыграли свадьбу. Только исчез Ивась в тот день, когда встретил Петро Басаврюка, да так и не появился. В селе говорили, что украли его цыгане.

Начали жить Петро и Пидорка как пан с панною. Всё у них есть, всё блестит, да добрые люди стали поговаривать, что не будет добра от чёрта, потому как ещё откуда, как не от него, могло прийти к Петру такое богатство, да и ребёнок пропал в то же время из дома.

Не прошло и месяца, как Петруся никто узнать не мог. Сидит он в задумчивости, побледнел, похудел и всё старается что-то вспомнить, гложет его что-то «…Посмотрит на мешки — «постой, постой, позабыл!» — кричит, и снова вдумается.

Что ни делала Пидорка — ничего не помогало. Уже и снег стал таять, а Петро неё сидит посреди хаты, как прикованный, поставив ноги на мешки с золотом, и сердится, что не может что-то вспомнить. Жизнь не в жизнь стала Пи-дорке, она тоже стала чахнуть.

Раз накануне Ивана Купала пошла она к колдунье, жившей в Медвежьем овраге. Привела она колдунью к Петру, который в беспамятстве лежал на лавке. Вдруг Пётр задрожал, волосы у него поднялись дыбом, как закричит он: «Вспомнил, вспомнил!» Со всей силы пустил он топор в старуху, старуха пропала, а дитя лет семи с накрытой головою стало посреди хаты. Простыня слетела, и Пидорка узнала Ивася. Но приведение с ног до головы покрылось кровью и исчезло, осветив и хату красным цветом. Выскочила она в беспамятстве на улицу, сбежались люди. А когда вошли в дом, то в нём было полно дыма, а там, где стоял Петро, только кучка пепла осталась да ещё пар подымался. Бросились к мешкам с золотом, а там только черепки битые оказались. В ужасе стояли козаки, не смея пошевелиться.

Пидорка дала обет идти на богомолье, куда она ушла, никто сказать не мог. А в тот день показался в селе снова Басаврюк. Но все стали бежать от него. Решили, что это сатана принял человеческий облик. А потом и вовсе с хутора все в село перебрались.

Собрались раз старшины в шинке у тётки. На столе у них был жареный баран. Рассказывали о чудах разных. Тут показалось кому-то, что ожил баран, глаза его засветились, появились чёрные щетинистые усы… Все тотчас узнали в бараньей голове рожу Басаврюка. Старшины за шапки и убежали с шинка. В другой раз сам церковный староста увидел как чарка сама ему кланяется в пояс.

С тех пор отец Афанасий стал ходить по селу со святою водою и гонять чертей. Да ещё тётка покойного деда жаловалась, что каждый вечер кто-то стучит в крышу и царапается по стене. Теперь на этом месте, где стоит село, всё спокойно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here