«Приключения Оливера Твиста» краткое содержание по главам

1
739

«Приключения Оливера Твиста» Диккенс краткое содержание по главам

Раздел I

повествует о месте, где родился Оливер Твист, и о том, при каких обстоятельствах это произошло

В каждом городе Англии существует работный дом. В одном городе вот в таком общественном заведении «родился смертный, чье имя вы видите в названии этого раздела». Если бы в момент появления на свет его «окружали заботливые бабушки, обеспокоенные тетушки, опытные мамки и многосложный врачи, то ему наверняка и неизбежно был бы конец». Ведь несколько минут он не дышал. Но рядом с ним были только пьяная нищенка и приходской врач, поэтому Оливер и Природа боролись один на один. Как только он вдохнул воздух, чихнул и закричал, на металлическом кровати зашевелилась молодая мать, с трудом поднялась с подушки, взяла младенца, «горячо прижала холодные губы к его лбу, … вздрогнула, упала на подушку — и умерла ».

Врач пытался что-то сделать, но тщетно — сердце остановилось навсегда. Уходя из комнаты, он спросил нищенку о молодой женщине, но та не знала ни кто она такая, ни как попала в город.

Баба убрала новорожденного в ветхую, пожелтевшую рубаху, и сразу стало ясно, что мальчик — не сын вельможи, а «приходской воспитанник, сирота из работного дома, безродный, вечно голодный нищий, которому не суждено знать в жизни ничего , кроме пинков и пинка, которым попихатимуть все и не жалеть никто ».

Раздел II

повествует, как Оливер Твист рос, воспитывался и питался

течение следующих восьми-десяти месяцев Оливер находился на грани смерти. Затем приходское руководство отправило его на «ферму», где под материнским присмотром пожилой женщины возились на полу два-три десятка малышей. Старая воспитательница поддерживала теорию философа-экспериментатора «о том, что конь способен жить без корма, успешно подтвердил ее, доведя ежедневный рацион своей лошади к одной соломинки в день». Резвый скакун сдох за день до того, как должен был перейти на потребление одного только свежего воздуха.

Дети голодали, а умирали от несчастных случаев: то какое дитя падало в огонь или примудрялося задохнуться, то кувыркалась колыбель, или ошпарювалось кипятком. Иногда проводилось следствие по поводу гибели заброшенной приходской ребенка, но врач и приходской Бидл клялись в том, что хотела услышать от них приходская совет.

Такая система воспитания давала свои плоды.

«В день своего девьятилиття Оливер Твист был бледен, хилый мальчик, маловат ростом и худой, как щепка».

этот день приходской Бидл Бамбл пришел на «ферму» к миссис Манн, чтобы забрать Оливера. Хозяйка велела отмыть мальчика, а сама принялась щедро угощать Бидля джином. Мистер Бамбл залпом выпил полстакана и стал рассказывать хозяйке заведения, как он придумывает фамилии подкидыша по алфавиту.

Завели Оливера, который готов был уйти с кем угодно и куда угодно. Но он «догадался притвориться, будто ужасно не хочется уходить», тем более, что миссис Манн, стоя за стулом Бидля, яростно уставилась и показывала кулак.

В работном доме Оливера поставили перед глазами совета. «Мистер Бамбл стукнул его раз палкой по голове, чтобы немного расшевелить, и раз по спине, чтобы подбодрить, … и завел его в большую комнату, где вокруг сидело с десяток гладких джентльменов». Оливер отвечал на вопросы джентльменов тихо и запинаясь, и члены совета решили, что он дурак.

У него спрашивали, он знает, что у него нет ни отца, ни матери, или молится он за всех тех, кто его кормит, а мальчик только горько всхлипывал.

Члены совета заявили, что Оливер уже большой, а потому должна отрабатывать хлеб. Мальчик должен был микаты пряжу.

Совет «заботилась» о жителях работного дома. Она приняла кормить бедняков трижды в день жидкой кашей, сама разлучавшая супругов и делала из мужчин одиночек, прятала умерших нищих. От такой жизни гробовщик никогда не был без работы.

Ребятам тоже давали только кашу. Ее насыпали в маленькие мисочки. После мисочки пустели, дети «тщательно обсасывали себе пальцы в надежде, что к ним пристала хоть крупинка каши».

Ребята совсем одичали от голода, и один из них заявил, что, чего доброго, съест соседа. Глаза у него были такие дикие, товарищи безоговорочно ему поверили.

После ужина Оливер попросил еще каши. Надзиратель остолбенел от неожиданности, а Затем заорал, призывая Бидл.

Мистер Бамбл немедленно доложил об этом совете, и джентльмен в белом жилете сказал, что Оливер Твист кончит жизнь на виселице. Джентльмены обсудили эту неслыханную приключение и решили предложить пять фунтов тому, кто возьмет Оливера к себе.

Раздел III

повествует о том, как Оливер Твист едва не досталось место, отнюдь не райское

«Целую неделю после того, как Оливер Твист сделал свой кощунственный и позорное преступление — попросил дать еще каши, — его, согласно мудрой и милосердной постановлением совета, держали под замком в темном карцере». Естественно было бы предположить, что он, согласно предсказания джентльмена в белом жилете, мог бы повеситься на платочке. Однако, во-первых, совет объявил платочки предметом роскоши, а, во-вторых, еще большим препятствием были его юный возраст и детская неопытность.

Оливер еженощно горько плакал, боясь темноты. А утром в холодную погоду его обливали водой из насоса и публично пороли розгами для предостережения и примера другим.

«Однажды утром, когда Оливер находился в таком замечательном, блаженном состоянии, мистер Гэмфилд, трубочист, шел по главной улице городка, напряженно размышляя о том, как бы заплатить за квартиру …» Вдруг он увидел объявление на воротах работного дома о пяти фунтов за мальчика. Именно пяти фунтов ему и не хватало.

Трубочист обратился с просьбой к совету отдать Оливера, ибо ему как раз нужен ученик. Члены совета знали, что у мистера Гэмфилд было несколько мальчиков, которые задохнулись в дымоходах, но решили, что предложение трубочиста им подходит.

Соглашение было заключено, и мистер Бамбл повел Оливера в суд, чтобы юридически оформить документы. Дорогой Бидл объяснил мальчику, что он должен в суде радостно улыбаться, и прозрачно намекнул: если Оливер не согласится идти в науку к трубочиста, «то его спостигне несказанно страшная кара».

В суде за конторкой сидели два старых джентльменов. «Судья давно уже потерял ясность зрения и почти впал в детство», но даже он заметил мерзкую жестокую морду Гэмфилд и бледное испуганное личико Оливера.

Суд отказался утвердить соглашение, а «следующего утра граждан города снова известили о том, что Оливера Твиста» отдают внаем »и пять фунтов будут уплачены тому, кто захочет его забрать».

 

 

Раздел IV

Оливеру предлагают другое место, и он начинает работать в интересах общества

Члены совета задумали отправить Оливера Твиста в моряки, чтобы на каком судне его или засекли насмерть, или утопили моряки, которые любят такие развлечения. Но мальчика взял к себе мистер Сауербери — приходской гробовщик. «Это был высокий, худощавый, маслакуватий человек» с лицом не для улыбок, хотя он мог пошутить на профессиональные темы. Гробовщик встретил мистера Бамбл но и посмеялся над ним с того, что, с тех пор совет ввела новую систему питания для постояльцев работного дома, гробы стала уже и понижчалы.

Малого Оливера отдали гробовщику «на испытание». На следующий день Бидл Бамбл повел мальчика к мистеру Сауербери. По дороге Оливер расплакался так горько, что даже черствое сердце Бидля немного защемило.

В доме гробовщика миссис Сауербери втолкнули Оливера к так называемой «кухни», где служанка Шарлотта, «неряшливо одетая девушка в стоптанных ботинках и рваных синих шерстяных чулках», накормила мальчика объедками, которыми побрезговал бы и собака . На ночь Оливеру постелили постель в мастерской среди гробов.

 

 

Раздел V

Оливер знакомится с товарищами по профессии. После первого участия в похоронах у него складывается неприятное впечатление о ремесле своего хозяина

Оливер боялся ночевать в мастерской. «Ему казалось, что вот-вот какая фигура подведет из гроба голову — и он сойдет с ума от ужаса». Но не только это жуткое окружение тяготило Оливера. Здесь он особенно остро ощущал свое одиночество, и горький грусть окутывал мальчика.

Утром Оливера разбудил стук в дверь. Одсунувшы тяжелый засов, он увидел «гладкого парня из приходского приюта, сидевший на тумбе перед домом и уплетал кусок хлеба с маслом …» Парень заявил, что его зовут Ноем Клейпол и он будет начальником Оливера.

Оливер выполнял все приказы этого мордастый, гладкого неуклюжего, а получал тумаки.

В кухне Шарлотта накормила Ноя хорошим куском ветчины, а Оливеру достались предназначенные для него объедки.

Ной не был каким-то там подкидышей. Он мог проследить свою родословную вплоть до родителей, которые не могли прокормить сына и отдали на воспитание в приходской детский приют. Ребята с улицы дразнили Ноя оскорбительными прозвищами «шкура», «нищий», и он молча терпел. Но теперь он вполне сгонял на Оливере свою злость.

Прошло три недели. Мистер Сауербери решил брать Оливера на похороны, чтобы сделать из него смятении.

Возможность незамедлительно. Ночью скончалась женщина, семья которой жила в полуразрушенном доме на окраине города.

Гробовщик и Оливер вошли в нетопленой комнаты. Перед холодным камином сидели очень бледный седой мужчина и старуха, а в углу сбилась кучка детей.

Горе мужа сделало его полубезумным. Он рвал на себе волосы, кричал, что его посадили в тюрьму за попрошайничество, а женщину заморили голодом. Мать умершей бессмысленно улыбалась и что-то бормотала.

умершую женщину похоронили в братской могиле, где стояло столько гробов, «что от века верхней к поверхности оставалось несколько футов».

Оливеру совсем не понравилось это зрелище похорон, но мистер Сауербери сказал, что скоро он привыкнет.

 

 

Раздел VI

Разгневанный Ноевым насмешками Оливер начинает действовать и очень его удивляет

Истек срок испытания, и Оливера было официально принято в ученики .. Смертей стало больше, поветрие кори косила детей. Оливер в шляпе с лентой до колен возглавлял траурные процессии и вызвал восторг, и умиление всех матерей города.

А в мастерской гробовщика Оливер течение многих месяцев безропотно терпел издевательства Ноя Клейпол, который бесился от зависти. Шарлотта во всем поддерживала Ноя, тем более, что миссис Сауербери люто ненавидела Оливера, ибо ее муж проявлял к парню привязанность.

Однажды Ной остался с Оливером одиночестве и решил вволю поиздеваться над мальчиком. Сначала он дернул Оливера за волосы, за ухо, обозвал подлизой, а когда все эти издевательства не дали ожидаемого результата, Ной начал смеяться над матери Оливера и назвал ее шлюхой.

«покраснев от ярости, Оливер вскочил, опрокинул стул и стол, схватил Ноя за горло, тряхнул так, что у того аж зубы щелкнули, и, вложив всю свою силу в один удар, свалил своего обидчика с ног ». От смертельной обиды, нанесенной матери, дух его взбунтовался, кровь вскипела и маленький забитый мальчик в одночасье превратился в грозного мстителя.

На крик Ноя прибежала Шарлотта, потом миссис Сауербери. Они начали избивать Оливера, который сопротивлялся, боролся и не терял боевого духа, а потом запихнули в погреб и закрыли там. Мальчик продолжал бить в дверь, дрожали под его ударами.

Миссис Сауербери послала Ноя в приют и приказала немедленно привести мистера Бамбла.

 

Раздел VII

Оливер бунтует далее

Ной стремглав влетел в ворота работного дома. Он прижимал к синяка под глазом лезвие нож и вопил, что Оливер хотел убить его, хозяйку и Шарлотту.

Когда мистер Бамбл пришел в дом гробовщика, Оливер все еще колотил в дверь погреба. Вернулся мистер Сауербери и за шиворот вытащил из погреба малого бунтаря. Вообще он относился к парню по-доброму, но слезы жены разбудили его гнев и ему осталось только одно — избить Оливера.

К вечеру тот просидел взаперти в погребе, а когда стемнело, хозяйка отправила его спать в мастерскую. Всю ночь мальчик то плакал, то молился, а на рассвете отодвинул засов и, колеблясь, вышел на улицу. Он пошел в сторону работного дома. В садике за решеткой Оливер увидел своего товарища Дика, который в этот ранний час уже полов грядку. Он поднял бледное личико, подбежал к калитке и протянул Оливеру свою худенькую ручку. Мальчики попрощались, и Дик благословил Оливера. Это благословение маленького ребенка Оливер помнил всю жизнь.

 

 

Раздел VIII

Оливер идет в Лондон. По дороге он встречает странного юного джентльмена

Оливер быстро шел проторенным путем. За городом он увидел указатель, на котором было написано, что отсюда до Лондона ровно семьдесят миль. Мальчик вспомнил слова старых жителей работного дома, парень с головой в Лондоне может заработать большие деньги.

первый день Оливер пришел двадцать миль. Он съел единственный кусочек хлеба, который был в его котомке, и чувствовал страшный голод. На ночь мальчик зарылся в стог сена среди поля, немножко согрелся и уснул.

следующий день он едва передвигал ноги от усталости и голода, а ночь снова провел в холодном, сыром поле. В селах Оливер пытался выпросить кусок хлеба, но фермеры в девяти случаях из десяти, увидев протянутую руку, кричали, что сейчас спустят на него собак.

«На седьмой день после побега Оливер утром приковылял в городок Барнет». Городок еще спал. «Грязный, пыльный мальчик присел на чей порог, чтобы дать передышку окровавленным, избитым ногам». Никто не обращал на него внимания. Вдруг Оливер заметил, что на него смотрит какой-то парень. «Он имел курносый нос, плоский лоб … и чумазый был так, как может замурзатися только малолетка. Для своих лет, он был невысокого роста, ноги имел кривые, а глазки быстрые и дерзкие ». Этот легкомысленные, самоуверенный ферт первым подошел к Оливеру, расспросил о том, куда идет, накормил ветчиной с хлебом и предложил идти в Лондон вместе. Из дальнейшего разговора Оливер узнал, что его приятеля зовут Джек Докинз, он приверженность одного уважаемого старого лондонского джентльмена и сейчас идет в столицу. Джек признался, что в кругу друзей он более известен под прозвищем «Ловкий пройдет».

В Лондон ребята зашли поздно ночью, миновали многие улицы и оказались в узком грязном, вонючем переулке возле какого дома. Пройдоха толкнул Оливера в коридор и завел в полутемную комнату с почерневшими от времени и грязи стенами. Перед камином стоял дощатый стол, над огнем на проводе жарилась колбаса, «а над ней склонился с длинной вилкой в руке старый сморщенный еврей с гадким лицом, заросшим косматой бородой … За столом сидело четверо или пятеро ребят в возрасте не старше Пройду. Они курили длинные глиняные трубки и попивали спиртное, как взрослые ».

Джек Докинз назвал старого Фейгиной, представил компании Оливера Твиста. Все крепко пожали ему руки и сели ужинать. Фейгин налил Оливеру в стакан джина с горячей водой, велел все выпить. Мальчик почувствовал, как его перенесли в один из матрасов, лежавшие на полу, и погрузился в глубокий сон.

 

 

Раздел IX

содержит дополнительные сведения о приятного старого джентльмена и его способных воспитанников

Оливер проснулся поздно утром и увидел лишь старого еврея, который готовил завтрак. Мальчик лежал с напиврозплющенимы веками, слышал и видел старика, но мыслями был далеко отсюда. Фейгин позвал Оливера, но тот не отозвался. Тогда старик запер дверь, вытащил из тайника небольшую шкатулку и стал рассматривать драгоценности.

Перебрав все это, старик посмотрел на Оливера и увидел, что тот не спит, и побледнел. Он подскочил к мальчику, но потом ласково перевел разговор на то, что ему приходится удерживать многих детей, а это имущество он приобрел на старость.

Вернулись Пройдет и Чарли Бейтс, сели завтракать. Потом ребята отдали Фейгин два кошелька и четыре карманные платки, говоря между собой на языке, который Оливер почти не понимал. Ему было невдомек, когда и где ребята успели так хорошо поработать.

Через некоторое время ребята и старый затеяли интересную игру: Фейгин расхаживал по комнате, а Чарли Пройдом тайком вытаскивали из его карманов разное добро. Старый предложил Оливеру незаметно вытащить из кармана платок и похвалил за способности.

К юным джентльменов пожаловали две юные леди — Бет и Нэнси. «Обращались они очень мило и непринужденно, и Оливер решил, что они замечательные девушки».

 

 

Раздел X

Оливер ближе знакомится со своими новыми приятелями и дорогой ценой приобретает опыт. Короткий, но очень важный раздел этого рассказа

«Много дней Оливер не выходил из комнаты Фейгина — то випорював метки с носовые платки, … то участвовал в уже упомянутой игре, в которую старый джентльмен и двое парней играли утрам».

Наконец однажды утром Оливер, Чарли Бейтс и пройдет пошли в город. Возле книжного ларька ребята увидели старого джентльмена в золотых очках, который сосредоточенно читал книгу. Проныра и Чарли оставили Оливера, подошли к старому, Пройдет вынул у него платок, передал ее Чарли, после чего они вдвоем бросились и скрылись за углом.

Вот когда Оливер понял, откуда у Фейгина берутся и носовые платки и часы, и драгоценности. Мальчика обожгла горячая волна ужаса, и он бросился бежать. Джентльмен с книгой в руке погнался за Оливером, крича: «Держите вора» Слова эти имели магическую силу. Люди бросали все и бежали вслед мальчику.

Оливер слабым, его нагнал некий мужчина, ударил и сбил с ног. Толпа окружила мальчика, подоспел полицейский и повел мала до суда. Вслед пошел джентльмен.

 

 

Раздел XI

повествует о полицейского судью мистера Фенга и дает некоторое представление о том, как он вершит правосудие

Оливера посадили в камеру, напоминала погреб. С субботы здесь побывало около полусотни пьяниц, много мужчин и женщин, которых держали за недоказанными обвинениями. Эта комната была хуже и грязнее, чем камеры в Ньюгетський тюрьме, где держали опасных преступников.

Через некоторое время Оливера повели в суд. Испуганный мальчик не мог сказать ни слова. Судья, Метерлинк Фенг, сидел в глубине зала с мрачным видом. Он грубо обошелся со старым джентльменом, который хотел объяснить суть дела, перебивал и оскорблял его. Потом начал допрашивать Оливера. Полисмен, видя, что мальчик не способен ничего понять и ответить, наугад назвал Оливера Томом Уайтом, наугад рассказал об умерших родителей.

Оливер еле держался на ногах, потерял сознание и уже не слышал приговора судьи: три месяца заключения в каторжной тюрьме. Вдруг в зал забежал владелец книжного ларька и, не обращая внимания на гнев судьи Фенга, рассказал, что платок украл другой парень. Разъяренный судья отменил приговор и выгнал всех из зала.

Старый джентльмен забрал обморочного Оливера и отвез к себе домой.

 

Раздел XII

в котором о Оливера заботятся лучше, чем когда-либо, и в котором вновь рассказывается про веселого старого джентльмена и его молодых друзей

Мистер Браунлоу заботился о Оливера, но много-много дней мальчик оставался нечувствительным к попечение своих новых друзей. Он таял в лихорадке, как воск на огне.

Но «наконец Оливер очнулся, хилый, худой и бледный, прозрачный …» С трудом оторвав голову от подушки, мальчик со страхом оглянулся и спросил, где он. Сразу же к кровати подошла чисто и опрятно одетая старуха. «Она осторожно положила Оливера голову на подушку и заглянула ему в глаза с такой добротой и любовью, что он невольно схватил тоненькой рукой ее руку и обвил ее вокруг своей шеи». Миссис Бэдуин была тронута до слез этим порывом благодарности.

Оливер начал понемногу поправляться. Экономка миссис Бэдуин, мистер Браунлоу, врач, старая сиделка поддерживали силы мальчика своей заботой. Через некоторое время Оливер стал уже выходить к столу. В гостиной он обратил внимание на портрет молодой очаровательной женщины, висевший на стене. Оливер не мог отвести от него глаз, а мистер Браунлоу был удивлен абсолютным сходством Оливера с изображением неизвестной женщины.

 

Раздел XIII

Толковый читатель знакомится с новыми действующими лицами, а также с различными интересными перипетиями, которые связаны с этими лицами и имеют непосредственное отношение к этой сказания

Когда малые воришки вернулись к Фейгина без Оливера, старый встретил их яростным криком. Он тряс Пройду за шиворот, толкал Чарли, допрашивая, где они дели мальчика.

Вдруг в комнату с проклятиями зашел коренастый мужчина лет тридцати пяти, одетый в черный сюртук, засаленные коричневые бриджи, шнурованные башмаки на толстых ногах, на которых не хватало оков. Этот симпатичный громила пришел с большим псом, которого толкнул под стол, где тот свернулся калачиком и часто моргал злобными глазами.

Это был Билл Сайкс. Он расспросил ребят об аресте Оливера и позловтишався с Фейгина, говоря, что когда мальчик-то расскажет полиции, то старого ждет виселица. Фейгин, мыло и многозначительно улыбаясь, ласково сказал, что вместе с ним сгорят и другие.

Все члены честной компании замолчали. Через некоторое время Сайкс предложил разведать в полиции, где содержатся Оливера. Было решено поручить это дело Нэнси, которая совсем недавно перебралась в Филд-Лейн из матросских кварталов и могла не бояться, что ее узнают.

Нэнси переоделась в простой костюм и пошла в полицейский участка. Хитрая юная леди выспросила в добродушного тюремщика, что случилось с Оливером, и обо всем доложила Биллу Сайксу и Фейгин. Эти «заботливые» джентльмены решили во что найти мальчика и заткнуть ему глотку, пока он не выдал их.

 

 

Раздел XIV

содержит дальнейшие подробности о пребывании Оливера у мистера Браунлоу, а также замечательное пророчество, которое джентльмен по фамилии Гримуиг произнес относительно Оливера, когда тот отправился выполнять поручение

Мистер Браунлоу и миссис Бэдуин избегали говорить с Оливером о его прошлом, пока он был еще слаб. Миссис Бэдуин рассказывала о своих замечательных детей, учила мальчика игры в крибедж, всячески оберегала и развлекала его. Жизнь Оливера в домике мистера Браунлоу было счастливым и безопасным. Когда мальчик совсем выздоровел, старый джентльмен пригласил его в свою комнату. Оливера поразило обилие книг на полках, которые достигали аж под потолок. Между мистером Браунлоу и Оливером состоялся разговор о будущем мальчика, которому старый джентльмен задумал помочь стать на ноги. Мистер Браунлоу хотел узнать, как и где Оливер жил раньше, но только мальчик открыл рот, чтобы рассказать о своей жизни на «ферме», о скитаниях по найму у гробовщика, как в комнату зашел старый приятель хозяина дома мистер Гримуиг.

Он был хорошим человеком, и всегда всем противоречил и всем был недоволен. Детей у него не было, а потому все мальчики были для него одинаковы. «В глубине души мистер Гримуиг был очень склонен признать и внешность, и поведение Оливера чрезвычайно приятными, но против этого восстал присущий ему дух пререкания». Он доказывал приятелю, что Оливер совсем не такой, каким кажется. Мистер Браунлоу уже был готов поспорить с гостем, как миссис Бэдуин принесла пакет с книгами, которые принес посыльный. Старый джентльмен хотел передать посыльным торговцу книгами деньги и несколько экземпляров книг, но тот уже исчез. Оливер сказал, что он может выполнить это поручение и сбегает туда-обратно за десять минут.

Спрятав пять фунтов в кармане, он осторожно взял под мышку книги и пошел в магазин. Глядя ему вслед, мистер Гримуиг заявил, что они видят мальчика в последний раз, потому что он украдет и книги, и деньги. Мистер Браунлоу защищал Оливера.

«Уже стемнело так, что трудно было разглядеть цифры на циферблате, а двое старых джентльменов все сидели молча за столом, на котором лежали часы».

 

Раздел XV

который показывает, как искренне любили Оливера Твиста веселый старый еврей и мисс Нэнси

В комнате вонючего кабаке сидел Уильям Сайкс. У его ног примостился белый красноглазый пес. Сайкс без видимой причины пнул собаку, и тот, недолго думая, молча уставился острыми зубами в ботинок хозяина. Сайкс схватил нож и готов был перерезать горло собаки, но вдруг дверь открылась и пес тут же выскочил из комнаты, чуть не сбив с ног Фейгина. Разъяренный Сайкс немедленно перенес свой гнев на старика, но тот заговорил ласковым голосом и отдал пайке из награбленного. Билл немного успокоился и заговорил о поисках Оливера.

Между тем Оливер направлялся к книжному ларьку. Вдруг его подхватили чьи-то руки, и за спиной послышался знакомый голос: «Ой, милый братец, я нашла тебя!» Это была Нэнси.

Оливер кричал, вырывался, но прохожие сочувствовали «сестре», которая взывала на всю улицу, что мальчик убежал из дома, а за ним убивается мать.

К Оливера, который изо всех сил сопротивлялся и отбивался от Нэнси, подошел Билл Сайкс с собакой. Он приказал мальчику замолчать и потащил его в лабиринт темных узких улочек.

Стемнело. Миссис Бэдуин встревоженно ждала на пороге дома, «а два старых джентльменов упорно сидели в темной гостиной, и на столе между ними цокал часы».

 

 

Раздел XVI

повествует о том, что произошло с Оливер Твист после того, как он попал в руки Нэнси

Сайкс и Нэнси приняли Оливера за руки, и мужчина предупредил мальчика, когда он вздумает кричать, то Пятак уцепится у него и разорвет на куски. Пес яростно зарычал, словно понимал язык хозяина.

Они шли незнакомыми темным улицам, как вдруг на церкви глухо ударили часы восемь раз. Именно в восемь часов стояли под виселицей хорошо знакомы ворам ребята, которых должны были казнить за преступления. Нэнси заговорила об этих своих товарищей, но Сайкс не слишком увлекался их судьбами.

Оливер, Сайкс и Нэнси подошли к давно заброшенной лавки, в которой все-таки кто был. Мальчика втолкнули в темный коридор. Где мигала свеча. Подойдя ближе, Оливер увидел Джека Доукинс, который узнал мальчике и насмешливо улыбнулся. А в пропахший плесенью комнате Оливер увидел Чарлза Бейтса, который тыкал в него пальцем и катался от хохота, и мистера Фейгина, который низко кланялся ошарашенному мальчику.

Пройдет и Чарлз заставили Оливера снять чистую одежду и надеть ветоши, забрали книги и пять фунтов. Оливер умолял вернуть старому джентльмену его вещи, но ворюги только смеялись с его отчаяния.

Вдруг Оливер бросился бежать. Ребята побежали за ним, а Нэнси закрыла собаку в комнате, чтобы он не догнал пленника. Сайкс разозлился, но девушка закричала, что не позволит мучить ребенка. Она заявила Фейгин, что будет защищать Оливера, которого хотят сделать вором, как двенадцать лет назад сделали воровкой ее. Старый стал угрожать Нэнси, а она в исступлении бросилась на него с кулаками. Сайкс перехватил девушку, она забилась в его руках и упала в обморок.

Оливера завели в комнату и заперли.

 

 

Раздел XVII

Судьба обнаруживает и дальше немилость к Оливеру и приводит в Лондон выдающемся человеке, чтобы опорочить его

Так повелось, что в кровавых мелодрамах трагические и комические сцены чередуются: в одной сцене герой падает под тяжестью оков на соломенное тюремное ложе, а в следующей — его верный товарищ, не зная о несчастье, веселит зрителей забавной песенкой.

«В жизни бывают еще более удивительные переходы от стола, прогибается под блюдами, к смертельному ложа, от скорби к праздничным одежд». Но в жизни мы не пассивные зрители, а действующие лица.

Рано утром мистер Бамбл вышел из ворот работного дома и пошел городом торжественным шагом. Рада поручила ему отвезти в Лондон двух женщин, чтобы суд определил их право оседлости. Перед отъездом Бамбл зашел к миссис Манн, чтобы отдать ей деньги, которые совет выделил на содержание сирот. Миссис Манн заговорила о детях, похвасталась, что все они здоровехонький, за исключением тех двух, которые умерли на прошлой неделе, и малого Дика. Бидл захотел увидеть Дика, и мальчика привели. «Он был худой и бледный, щеки у него ввалились, большие глаза болезненно блестели».

Мистер Бамбл спросил у мальчика, что с ним происходит, и Дик рассказал о своем единственное желание. Он хотел бы, чтобы перед его смертью кто написал несколько слов на бумаге и сохранил эту записку для Оливера Твиста. Мистер Бамбл был удивлен и приказал вывести мальчика.

следующий день мистер Бамбл быстро справился с делами и в заезде заказал скромный обед: несколько бифштексов, соус из устриц и портер. Попивая вино, он развернул газету и прочитал объявление, что разыскивается Оливер Твист, о котором нет никаких сведений. Тот, кто прольет свет на его прошлое, получит пять гиней вознаграждения.

Мистер Бамбл быстренько нашел дом мистера Браунлоу и рассказал старому джентльмену, «что Оливер — подкидыш, сын плохих, непутевых родителей, от рождения он был воплощением коварства, неблагодарности, злобности; что свое короткое пребывание в родном городе он завершил подлым и зверским нападением на безобидного мальчика, после этого сбежал под покровом ночи из дома своего хозяина ». За эту информацию он получил пять гиней и ушел. Мистер Браунлоу и мистер Гримуиг были поражены, а миссис Бэдуин не поверила ни одному слову Бидл.

 

Раздел XVIII

Как Оливер проводил время в спасительном обществе своих достойных друзей

следующий день Фейгин прочитал Оливеру длинную проповедь о грехе неблагодарности, который, мол, парень взял на душу, оставив товарищей. Он напомнил, что приютил, накормил мальчика, когда тот умирал от голода. Попутно он рассказал историю об одном неблагодарного мальчика, который пошел в полицию, чтобы донести друзей, но в суде Фейгин доказал свою невиновность и обвинил парня в тяжких преступлениях. Того повесили. «В заключение мистер Фейгин не пожалел мрачных красок для описания всех тех неприятных ощущений, которые испытал смертник в процессе повешения, и очень дружелюбно и искренне выразил горячую надежду, что ему никогда не придется подвергнуть Оливера Твиста на такую мучительную операцию».

Оливер ничуть не сомневался, что Фейгин не раз уничтожал своих излишне осведомленных или слишком разговорчивых сообщников.

Много дней спустя Оливер был абсолютно одиноким. Он сидел возле единственного открытого окошка на крыше. Однажды Чарльз Бейтс и пройдет стали уговаривать Оливера стать вором, как вся их компания, но мальчик возразил, что быть вуркою — это зло.

Фейгин радовался способностями своих учеников, удовлетворенно потирал руки, слыша их слова.

Однажды в заброшенный дом зашел мистер Читлинг — восемнадцатилетних вор, который уже отсидел в тюрьме, но считал Пройду сообразительным, ловким за себя и относился к нему с определенной почтительностью. Фейгин велел Оливеру слушаться ребят, сам говорил о преимуществах воровского ремесла.

«С того дня Оливера редко оставляли в одиночестве, почти все время ребята развлекались его своими разговорами, и каждый день они играли с Фейгиной в древнюю игру …» Иногда старик рассказывал о грабежах, которые совершал в молодости, и столько в тех рассказах было смешного, что Оливер невольно смеялся от души.

«Сказать коротко, хитрый старый еврей затаскивал парня в свои сети, … вливал в его душу яд, надеясь навек ее испачкать и опорочить».

 

Раздел  XIX

в котором обсуждается и принимается интересный замысел

В холодный дождливый вечер Фейгин покинул домик и, крадучись в темноте, петляя по кривым грязных улочках, пошел на встречу с Сайксом. Там была и Нэнси, которую Фейгин не видел, как она заступилась за Оливера. Девушка угостила старого бренди, но тот только обмакнул губы в рюмку. Он пришел не пить, а говорить о делах.

В Чертси есть богатый дом. Тебе Крекит пытался уговорить слуг, чтобы они помогли ворам, но у него ничего не получилось. Хитрый вор хотел влюбить в себя служанку, расхаживая перед домом в канареечном жилете, с наклеенными бакенбардами, затем перешел на усы и кавалерийские бриджи, но и с того дела вышел пшик.

Фейгин был разочарован неудачей Тебе Крекит. Единственное, что оставалось ворюгам, — это попасть в дом через маленькое окошко, которое не имело решеток. И тогда было решено, что воры возьмут с собой Оливера. Он влезет через окошко в дом, дверь засов, а Крекит и Сайкс заберут все ценные вещи.

Нэнси, которая еще так недавно защищала Оливера, помогала своими друзьями разрабатывать хитроумный план грабежа.

Фейгин, потирая руки, заявил, что Оливера нужно привлечь к настоящему делу. Пусть парень осознает, что он один из них, что он вор, — и тогда он навеки их.

 

ГЛАВА XX

в котором Оливер переходит в распоряжение мистера Уильяма Сайкса

Утром Оливер увидел у своего матраса пару новых ботинок на хорошем подошве и решил, что его уволят. Но оказалось, что мальчика отведут в дом Билла Сайкса. «Фейгин тон и выражение лица испугали парня даже больше, чем это сообщение». Старый с ужасающей улыбкой предупредил Оливера, чтобы он остерегался Сайкса, для которого ничего не стоило пролить чужую кровь за игрушку, и делал все, что он скажет. Оливер решил, что он, вероятно, будет грабителю за слугу, и перестал бояться и принялся читать книгу о знаменитых преступников и о наказании, которое их постигла. У мальчика кровь холодело в жилах от описаний ужасных преступлений, и он отверг книгу. Вдруг в комнату зашла Нэнси. Она была очень бледна и говорила сдавленным голосом: «Прости меня, Господи! Как я могла … »Оливер помог ей сесть, обвил холодные ноги в платок, растолкал жар в камине. Постепенно девушка успокоилась и еще долго сидела молча.

Когда совсем стемнело, Нэнси встала и сказала Оливеру, что поведет его к Сайкса. Она просила мальчика, чтобы он не убегал, потому что ее убьют, когда он это сделает. На улице Оливер чуть не закричал о помощи, но вспомнил страждущий голос девушки — и не раскрыл рта.

Держась за руки, Нэнси и Оливер вошли в дом, где их уже ждал Билл. Мужчина показал пистолет и сказал, что застрелит Оливера, если он хотя бы заговорит на улице. Нэнси, пристально глядя на мальчика, с нажимом растолковала слова Сайкса, что когда Оливер станет том поперек дороги, ворюга прострели ему голову.

Рано утром Сайкс разбудил Оливера. Они спешно позавтракали и вышли из комнаты. Нэнси даже не взглянула на мальчика, окаменев у огня.

 

ГЛАВА XXI

Экспедиция

дворе серел хмурое утро. Был базарный день. В Лондон тянулась «бесконечная вереница фургонов со всевозможной живностью и мясными тушами», шли молочницы с ведрами молока, сунули мужчины и женщины с корзинами рыбы на голове. «Ноги погружались в грязь почти по щиколотку, над потной скотом клубился густой пар. Свист погонщиков, лай собак, рев волов, блеяние овец, хрюканье и визг свиней, крики лоточников, крики, ругань, ссоры со всех сторон … давка, толкотня, немытые, небритые, жалкие, грязные фигуры, шныряли в толпе, — все это ошарашивала, поражало того, кто попал сюда впервые ».

Сайкс тянул Оливера за того столпотворение, локтями прокладывая путь. Мальчик, приспосабливаясь к быстрой ходьбы взломщика, побежал трусцой. На пути их догнал пустой виз, и Сайкс попросил извозчика подвезти их, а чтобы Оливер не вздумал обратиться за помощью, выразительно похлопал по карману, где был пистолет.

Они долго ехали на телеге, а потом еще несколько часов бродили окружающими полями, пока дошли до городка Хэмптон. Там пообедали холодным мясом и сидели в трактире до ночи. Сайкс познакомился с мужчиной, который возвращался домой телегой, и завязал с ним хорошие отношения. Поздно ночью они покинули трактир, сели на телегу, долго ехали и снова шли пешком, пока добрались до полуразрушенного дома на берегу реки.

 

ГЛАВА XXII

Грабеж

Сайкс постучал в дверь дома. Тебе Крекит и Барни, которые уже давно ждали своего сообщника, с радостью встретили его. Тебе Крекит имел редкое, бережно закручены в длинные спиральные завитки волос, в которое «он время от времени запускал свои бруднющи пальцы, украшенные большими дешевыми перстнями». Увидев Оливера, он страшно удивился. Сайкс тихонько то ему объяснил, и Тебе громко захохотал.

Оливер ужасно устал. «Он почти не сознавал, куда попал и что происходит вокруг». Мужчины заставили его выпить спиртное, и мальчик забыл в тяжелой дремоте.

Поздно ночью грабители стали собираться. Они взяли инструменты, ножи, пистолеты, «замотали лица до самых глаз большими темными платками» и, ведя Оливера зарукы, вышли из дома.

Приятели быстро пришли к одинокой усадьбы. «Только теперь Оливер, едва не обезумев от отчаяния и страха, понял, что они пришли сюда грабить, а может, и убивать». Он побледнел, глаза у него забыла, а из груди вырвался сдавленный крик ужаса. «Сайкс виригнув страшное проклятие и взвел курок, но Тебе … заслонил Оливеру рот рукой и потащил мальчика в доме ». Грабители открыли раму маленького окошка, Сайкс пропихнул Оливера ногами вперед и, приказав отодвинуть засов входной двери, тихонько опустил мальчика на пол. В этот момент Оливер решил «поднять на ноги обитателей дома, даже если за это ему придется поплатиться жизнью». Но вдруг на лестнице возникли фигуры двух мужчин, «то блеснуло, бабахнуло, дохнуло дымом, … и Оливера отбросило к стене ».

Сайкс запустил руку в окно, схватил мальчика за шиворот, вытащил наружу. Оливер почувствовал, что его куда тянут, и потерял сознание.

 

ГЛАВА XXIII,

который пересказывает содержание приятной беседы между Бамбл и одной леди и показывает, что даже приходском Бидля свойственны человеческие слабости

«Вечером ударил мороз», пронизывающий ветер развеивал сугробы, сбивал белую пыль и с жутким воем набрасывался на преграды на своем пути. Люди, живущие в теплых домах, холодными зимними вечерами собираются перед камином и благодарят Бога, что они дома. Но «много пасынков общества в такую погоду навсегда закрывают глаза небом на наших улицах, и ни какие грехи обременяют их душу, вряд ли на том свете им выпадут хуже муки».

надзирательница работного дома миссис Корни уселась перед веселым огнем камина и лагодилася порадовать душу чашечкой чая. «Маленький чайничек и одна-единственная чашка на столе вызвали у нее грустные воспоминания о мистере Корни (который умер всего лишь двадцать пять лет назад), и она крайне приуныла». Вдруг ее потревожил тихий стук в дверь. На пороге выросла фигура мистера Бамбла. Миссис Корни колебалась, прилично будет принять мужчину в позднее время, но все же пригласила его в комнату. Они поговорили о сегодняшней ужасной погоде, о бессовестных бедняков, которые обращаются за помощью, об одном неблагодарного подлеца, который не принял сырой картофель и муку, ибо он, вишь, бездомный и не сможет приготовить еду. А потом этот нахал ушел и умер на улице. Они сошлись на том, что главная засада помощи беднякам — «это давать ему именно то, чего они не нуждаются. Наконец им надоест ходить, и они махнут рукой ».

Миссис Корни угостила мистера Бамбла чаем. Они сидели за столом так близко, что Бидл, допив чай, «вытер губы и без лишних слов поцеловал надзирательница», а потом обнял ее за талию. Вдруг это наглость прервал стук в дверь. На пороге появилась очень гадкая богадилка, которая сообщила, что старая Салли умирает в страшных муках и просит позвать надзирательница. Миссис Корни попросила мистера Бамбла подождать ее, а сама пошла к умирающей.

Оставшись в одиночестве, Бидл пересчитал чайные ложки, осмотрел серебряного молочника, пристально осмотрел мебель, «словно составляя их детальное описание».

 

ГЛАВА XXIV,

в котором говорится о вещи, почти не заслуживающую внимания. Однако раздел этот недолгий, и в нашей сказа он еще может оказаться важным

Тело богадилкы, вестницы смерти, «было сгорбленное от старости, руки и ноги дрожали, лицо, перекошенное в нелепой улыбке, похоже на маску, созданную рукой сумасшедшего мастера, чем на творение природы».

Старуха не успевала за надзирательницей и отстала где в коридоре. Миссис Корни подошла к больной, которая лежала в голой комнате на мансарде. У кровати сидела другая старухи, а перед камином стоял ученик аптекаря, который сообщил, что Салли осталось жить от силы два часа. «Надзирательница раздраженно скривилась, закуталась в шаль и присела у больной в ногах».

Богадилкы перешли ближе к тлеющего камина и протянули к огню свои костлявые руки. «В зловещих отблесках их морщинистые лица сделались еще бридкишимы».

Салли лежала без сознания, и надзирательница уже хотела уходить, как вдруг больная открыла глаза, увидела богадилок и попросила их выгнать. Обе чудовища жалобно завопили, но покорились приказа начальницы и вышли.

«Умирающая из последних сил старалась не дать угаснуть искре жизни». Она начала рассказывать о молодой женщине, которую более десяти лет назад подобрали на улице. Неизвестная родила мальчика и умерла. Салли едва вспоминала те давние события, но ей хватило сил сказать, что она украла у роженицы единственную вещь, которую она имела. Это было чистое золото, которое могло спасти ей жизнь, и она той вещи не продавала, — прятала ее на груди.

Умирая, молодая мать благословила своего ребенка и поручила Салли сохранить единую ценную вещь для сына, но богадилка украла ее. Больная еле смогла перед смертью сказать, что мальчика зовут Оливер и что он очень похож на мать.

надзирательница вышла из комнаты и спокойно сказала, что Салли так ничего путного и не сообщила.

 

ГЛАВА XXV

в котором вновь возвращаемся к мистеру Фейгина и компании

тот же вечер, когда в работном доме умирала Салли, мистер Фейгин сидел у камина, погруженный в задумчивость. За столом позади играли в вист Пройдет, Чарли Бейтс и мистер Читлинг. Пройдоха все время выигрывал, хотя играл один против двух. Чарли Бейтс понимал, в чем хитрость, но весело смеялся, следя за пройдет.

Мистер Читлинг проиграл последние деньги и бросил карты. Сегодня он был немногословен, о чем-то сосредоточенно думал, а Чарли хорошо знал, что Томми Читлинг вклепався в Бейтс. Любовь приятеля придало ему веселого настроения, он хохотал, катаясь по полу.

Вдруг в дверь кто-то позвонил. Ребята мгновенно притихли и неслышно исчезли из комнаты! Пройдоха впустил в дом мужа в грубой рабочей блузе. Фейгин присмотрелся и узнал Тебе Крекит.

Фейгин и пройдет удивились, увидев усталое, грязное и небритое лицо щеголеватого Тебе. Не дожидаясь вопросов, Крекит приказал принести еды, а когда наелся досыта, велел Пройди выйти, выпил джина с водой и рассказал, что дело не выгорело, что Оливера подстрелили, а сообщники оставили его в канаве и бросились врассыпную, спасая свою шкуру.

 

ГЛАВА XXVI

в котором на сцене появляется новая таинственная действующее лицо и происходит много событий, неразрывно связанных с этой текстом

Фейгин, услышав новость об Оливере, «вскрикнул, дернул себя за волосы, опрометью выскочил из дома и помчался по улице» куда глаза глядят. Он немного успокоился, когда подошел к трактира «Три калеки». Фейгина хорошо знали все невзрачный жители грязных закоулков, которые приветливо кивали ему. Он так же приветливо кивал им в ответ и «обратился к щупливого человечка, который сидел, увибгавшись в детское креслице, перед дверью своего магазина», не видел то Сайкса. Человечек ответил, что Билла здесь сегодня не было. Фейгин зашел в трактир и отправился наверх, в большую комнату. Там за длинным столом сидели мужчины и женщины, «а в углу за расстроенным фортепиано — джентльмен-профессионал со свекольным носом …» Он наигрывал какую-то мелодию, а «молодая леди развлекала слушателей балладой из четырех куплетов». Лицо ее сторонников были отмечены печатью чуть ли не всех пороков и привлекали внимание именно своей отвратительностью. «Коварство, жестокость, пьяное дерзость были их выразительным чертами, но найбридкишимы и жалким персонажами этой ужасной картины были женщины — некоторые еще со следами юного румянца на щеках … другие уже полностью лишены заманчивых признаков своего пола, абсолютно искаженные и опустошены злодеяниями и развратом, а все же они еще не вышли из юного возраста! Среди всего этого сборища Фейгин высматривал нужного ему человека, но того не было здесь. Он попросил трактирщика передать, что 258 искал его, вышел, нанял кабриолет и поехал к дому, где жил Сайкс. В комнате Фейгин увидел только Нэнси, которая была совершенно пьяна и не отреагировала на рассказ о том, что дело не выгорело, а на Сайко-са охотится полиция. Старик начал расспрашивать девушку о Оливера, но она сказала, что мальчику лучше умереть, чем быть среди таких, как они. Эти слова разозлили Фейгина. Старик с ударением заявил, что когда Сайкс спасет свою шкуру, но вернется без мальчика, то пусть лучше она убьет его сам, если не хочет, чтобы его задушил тюремный палач. Говоря это, Фейгин обмолвился, что Оливер для него — сокровище, особенно теперь, когда он «связался с самим дьяволом во плоти».

Вдруг Фейгин спохватился, что в беспамятстве сболтнул лишнее, овладел собой и изменился прямо на глазах. Он начал расспрашивать Нэнси, или запомнила она слова, но девушка попросила повторить, если он чего хочет. Старик решил, что она действительно пьяная и не поняла его намеков, а потому успокоился и пошел домой. Уже перед самой дверью дома к старому нему подошел человек, которого Фейгин искал в трактире. Фейгин очень не хотелось заводить незнакомца в дом, но тот настоял, что хочет поговорить в тепле. Они вошли в комнату, сели у камина и о чем-то тихо заговорили. Монкс (именно так несколько раз назвал его Фейгин) обвинял старика, что тот не выполнил своего обещания, не сделал из мальчика сопливого карманного воришку, который бы попал в тюрьму и навсегда запятнал себя. Но Фейгин оправдывал себя, говоря, что этот мальчик совсем не похож на других: его ничем нельзя запугать, он не хотел воровать, за ним не было никаких грехов.

Вдруг Монкс воскликнул, что увидел какую женскую тень мелькнула по стене. Фейгин схватил свечу, и они обошли все комнаты, спустились в подвал, но никакой женщины не нашли.

 

ГЛАВА XXVII

искупает вину одного из предыдущих разделов, в котором весьма неучтиво заброшено в одиночестве одну леди

Мистер Бамбл, который остался в комнате миссис Корни, «еще раз перечислил чайные ложечки, взвесил на руке щипцы для сахара, Еще внимательнее осмотрел молочник, чрезвычайно тщательно исследовал состояние мебели, … и снова взялся считать ложечки »и наскоро осмотрел содержимое хозяйки комода. То, что он увидел в ящиках, вызвало у него большой восторг. Там лежали всякие предметы туалета наиболее модных фасонов и лучшего качества, «а в ящике с висячим замочком, когда он ее встряхнул, донесся приятный звук, не иначе, как звон монет».

Он вернулся к камину и сел, как вдруг в комнату вбежала миссис Корни. Она была очень взволнована, и мистер Бамбл, пытаясь успокоить женщину, обнял ее и «в страстном порыве чмокнул кончик ее целомудренного носа». Миссис Корни «обвила руками шею мистера Бамбла». В этот вечер они договорились пожениться. Казалось, между ними возникло полное взаимопонимание, но миссис Корни ничего не сказала будущему мужу о том, что услышала от Салли.

Мистер Бамбл по дороге домой зашел в гробовщика. Супруги Сауербери ае было дома, но лавка была открыта. Мистер Бамбл заглянул в окно гостиной и увидел накрытый скатертью стол, на котором виднелись хлеб, масло, кружку пива и бутылка вина. За столом, небрежно развалившись в кресле, сидел мистер Ноэ Клейпол, а рядом стояла Шарлотта и кормила его устрицами. Она уговаривала его съесть еще одну жирненьким, но Ной уже объелся и захотел поцеловать ИПарлотту. Увидев это, мистер Бамбл ворвался в комнату и закричал на негодяев. Шарлотта взвизгнула, а Ной стал оправдываться, что девушка сама все время лезет к нему целоваться.

Шарлотта укоризненно посмотрела на парня, но тот продолжал ее обвинять во всех грехах.

 

ГЛАВА XXVIII

в котором говорится о Оливера Твиста и рассказывается о его дальнейших приключениях

Сайкс понимал, что не сможет скрыться от преследователей с раненым мальчиком на руках. Проклиная всех сторожей и верных слуг, он положил Оливера на траву и, угрожая пистолетом, приказал Тебе вернуться. Но сообщник больше боялся людей, которые подняли крик, и собак, а потому предпочитал погибнуть от пули Билла, чем попасть в руки врагов. Тебе посильнее убежал, а за ним бросился Сайкс, бросив мальчика в канаве.

преследователей было трое: Джайлс, Бритлс и странствующий Лудильщик; который ночевал во флигеле, проснулся от шума и присоединился к погоне вместе со своими собаками. «Мистер Джайлс служил дворецким и экономом у старой леди, Бритлс был ей лакея, а начинал он службу еще совсем маленьким мальчиком на побегушках, то к нему все еще относились как к юноше, у которого еще все впереди, хотя он уже разменял четвертый десяток ».

Преследуя воров, мужчины и сами не на шутку перепугались, а потому, не поймав грабителей, тесным гуртом вернулись в дом.

Обморочное и беспомощный Оливер пролежал в канаве всю ночь. Наконец он открыл глаза, застонал, медленно поднялся и побрел, сам не зная куда. Ему казалось, будто рядом с ним Сайкс и Крекит и грабитель больно сжимает ему руку.

Медленно мальчик вышел на дорогу, увидел дом и поплелся к людям. А в это время герои-преследователи подкреплялись завтрак, и мистер Джайлс рассказывал о ночных событиях кухарке и горничной, кичась смелостью товарищей и своей собственной. Женщины охали, удивлялись, ютились от страха друг к другу, как вдруг в дверь постучали. Трое смельчаков вместе с собаками отправились к двери, открыли их и, «робко выглядывая друг в друга из-за плеча, увидели на крыльце никакое не чудовище, а бедного малого Оливера Твиста». Они схватили его, затащили в прихожую … и закричали, что попался один из воров. Этот шум прервал благозвучный женский голос. Слугам было приказано, чтобы раненого перенесли наверх и позвали врача и констебля.

Девушка, которая дала эти распоряжения, не захотела посмотреть, кто был этим раненым грабителем.

 

ГЛАВА XXIX

знакомит с жителями дома, в который попал Оливер

В уютной комнате за столом сидели две женщины. Им прислуживал безупречно одетый в черную тройку Джайлс.

Одна женщина была уже немолода. Она сидела в величественной позе и пристально смотрела на свою молодую собеседницу.

Девушка миловала глаз свежей красотой юности. «Ей не прошло еще и семнадцати лет. Она была такая стройная и грациозная, такая нежная и ласковая, такая чистая и красивая, казавшаяся созданиям неземным, не родственным с грубыми существами, населяющими наш мир ». Она посмотрела на старушку, и глаза ее засияли такой любовью и искренней преданностью, «что духи небесные улыбнулись бы, если бы посмотрели на нее в этот момент».

«К воротам подъехал кабриолет, из которого выскочил и со всех ног помчался к крыльцу гладкий джентльмен». Он за мгновение оказался в комнате, выкрикивая слова сочувствия миссис Мэйли по поводу случившегося. Мисс Роза перебила его и попросила осмотреть раненого.

Доктора Лосберн любила вся округа за искренность и доброту. Он пробыл у раненого гораздо дольше, чем надеялись обе хозяйки, а потом пригласил женщин посмотреть на грабителя, ведь они так и не видели его. Джайлс сначала просто не решался признаться, что он подстрелил маленького мальчика, а потом у него язык не поворачивался сказать правду, которая могла бы свести на нет его славу.

 

ГЛАВА XXX

повествует о том, какое впечатление Оливер произвел на пришедших навестить его

Врач уверял женщин, вид преступника их удивит, и он не ошибся. «Вместо уродливого, жестокого злодея, которого они надеялись увидеть, на кровати лежала зболилой, истощенная ребенок, погрузилась в глубокий сон». Девушка подошла к мальчику, склонилась над ним, ее слезы скатились ему на лоб.

«Оливер зашевелился и улыбнулся во сне, будто это проявление жалости и сострадания внушил ему приятный сон о любви и ласку, которых он никогда не знал». Женщины где могли поверить, что этот хрупкий мальчик мог быть добровольным сообщником отбросов общества. Растрогана Роза просила тетю сжалиться на него, не отдавать эту больного ребенка в тюрьму. Старушка согласилась спасти мальчика, и врач предложил заставить мистера Джайлса и Бритл по отказаться от обвинений.

Лишь под вечер Оливер пришел в себя и рассказал всю историю своей жизни. Грустно было слушать о муках и страданиях, которые ему причинили жестокие люди, и не раз его рассказ прерывалась печальными вздохами слушателей.

Вечером врач спустился в кухню, где слуги еще обсуждали события прошлой ночи, и твердым голосом спросил мистера Джайлса, может ли он поклясться, что мальчик, который лежит наверху, — тот самый, который залез ночью через окно? Джайлс нерешительно посмотрел на Бритлса, Бритлс нерешительно посмотрел на Джайлса, констебль, который уже давно ждал показания, навострил уши, чтобы лучше услышать ответ, как вдруг снаружи послышались скрип колес и у ворот позвонили. Бритлс сказал, что это агенты уголовного розыска, которых вызвал Джайлс.

 

ГЛАВА XXXI

повествует о критическом положении

Бритлс открыл дверь и завел в гостиную двух мужчин. Один был толстый, среднего роста, с коротко остриженными черными блестящим волосами, круглым лицом и внимательными глазами. Его напарник был рыжий костлявый мужчина с неприятной физиономией и зловеще задранной Кирпой. Звали их Блетерс и Дафф. Они сразу же начали расспрашивать о преступлении, и врач, чтобы затянуть время, рассказывал все обстоятельства очень подробно, со многими отступлениями и повторами. Затем агенты, щелкая наручниками, стали расспрашивать о мальчике, но врач, чтобы отвлечь их внимание, повел осматривать место преступления.

Принесли свечи, и Блетерс с Дафом в сопровождении местного констебля и слуг осмотрели дом, поштрикалы вилами кусты, еще несколько раз выслушали рассказы свидетелей и отметили многочисленные различия в показаниях, а затем провели между собой совещание.

Тем временем врач и Роза советовались, как спасти ребенка. Роза предлагала все честно рассказать агентам, но врач напомнил рассказ Оливера, который, было, водился с преступниками, он не знает, где гнезда негодяев, он все же участвовал в ограблении, а выстрел дворецкого не дал парню поднять шум и этим оправдать себя. Мистер Лосберн был уверен, что агентам нельзя рассказывать правду о парне, ибо они ни за что не поверят в его невиновность.

Блетерс и Дафф удостоверились, что никто из слуг не помогал грабителям, а потому им очень нужно увидеть мальчика, ведь именно его воры могли подсадить в открытое окошко.

Взволнованный врач предложил агентам сначала подкрепиться, и за рюмкой крепкого эля те начали спорить, кто бы из городских профессионалов мог совершить грабеж: Носач Чикуид или баловень. А потом мистер Бледер стал рассказывать о делах, которые он расследовал, о хитрости и коварстве преступников. Агенты не заметили, как врач Лосберн выскользнул из комнаты, а потом появился вновь, чтобы отвести их к больному.

Оливер дремал, но состояние его значительно ухудшилось. Он смотрел на всех рассеянным взглядом, видно было, что он не понимает, где он и что делается вокруг.

Врач рассказал, что этот мальчик поранился самострелом, пришел в дом за помощью, а дворецкий «схватил его и избил так, что бедняга чуть не отдал Богу душу».

Испуганный Джайлс ошарашенно смотрел то на врача, то на агентов и уже не мог поклясться, или этого мальчика он ранил. Проверили пистолеты и обнаружили, что тот, из которого стреляли, заряженный только порохом. «Это открытие произвело большое впечатление на всех, кроме доктора, который собственноручно вытащил из патрона пулю десять минут назад». С души мистера Джайлса спал груз, ведь оказалось, что он не мог никого убить из пистолета без пули.

Разочарованные агенты уехали ни с чем, а Оливер стал понемногу выздоравливать благодаря заботе миссис Мэйли, Розы и добросердечные мистер Лосберн.

 

ГЛАВА XXXII

о счастливой жизни, начавшейся для Оливера в кругу его добрых друзей

Оливер болел долго и тяжело, и в конце начал поправляться и уже мог проявлять свою благодарность обеим женщинам за их доброту.

Через некоторое время мисс Роза сказала Оливеру, что они все едут в деревню, где чистый воздух, красота и радость весны быстро поставят его на ноги.

Оливера очень волновало, что добрый джентльмен и дорогая старушка, некогда заботились о нем, не знают, жив. Когда мальчик уже совсем выздоровел, мистер Лосберн отправился с ним в дорогу в небольшой карете миссис Мэйли. Они уже въехали в пригород Лондона, как вдруг Оливер увидел дом, куда его приводили воры. Врач приказал кучеру остановиться, побежал в дом и стал бить ногой в дверь. Вдруг дверь отворилась и на пороге появился невзрачный горбун. Врач схватил его за шиворот, втолкнул внутрь и стал обыскивать помещение в поисках Сайкса. Горбун начал ругаться и угрожать врачу, а тот, поняв, что Оливер ошибся, бросил хозяину монету, велел замолчать и пошел к карете. Горбань последовал за ним, увидел в углу кареты Оливера, и этот ненавистный и мстителен взгляд преследовал мальчика днем и ночью в течение многих последующих месяцев.

Врач сел в карету и задумался над своим поступком. Что бы он сам сделал, если бы встретил в доме воров? Ему же нельзя было бы обратиться в полицию, потому пришлось бы сознаться, что он уничтожил дело Оливера. Он действовал сгоряча, не думая о последствиях, что могло бы повредить и ему, и мальчику.

Через некоторое время карета подъехала к белому домику, который пустовал, а в окне висело объявление: «Сдается в аренду». Соседи сказали, что мистер Браунлоу, его приятель и экономка выехали в Вест-Индии.

Оливер и врач были разочарованы неудачей. Болея, мальчик часто мечтал о встрече со своими друзьями, радовался что сможет рассказать, как часто вспоминал их. А врачу лишний раз хотелось убедиться, что Оливер говорил правду о своих приключениях.

Наступило лето, и все уехали в деревню. «Для Оливера, что до знал только давку и гам грязного города, началась новая жизнь». Неподалеку домике, где они поселились, был скромный сельский погост. Мальчик часто сидел там у какой заброшенной могилы, думал о матери и исподтишка плакал.

«Дни текли спокойно и беззаботно, ночи не приносили ни страха, ни забот …» Каждое утро Оливер ходил к старенькому дедушке, который помогал парню совершенствоваться в чтении и письме. После уроков он ходил гулять с миссис Мэйли и Розой. «С каким наслаждением Оливер прислушивался к их Голосов, как радовался, когда они останавливались полюбоваться цветком».

Рано утром Оливер выбегал в поле, наривав охапку цветов, составлял замечательные букеты, чтобы украсить ими стол к завтраку. Днем помогал миссис Мэйли, работал в саду, выполнял различные мелкие поручения. Женщины всем сердцем привязались к Оливеру и гордились им.

 

ГЛАВА XXXIII

в котором счастье Оливера и его друзей неожиданно омрачается

Оливер давно выздоровел и окреп, но оставался так же нежным и заботливым, как тогда, когда боль и страдания обессиливали его.

Однажды их прогулка затянулась. Роза была в веселом настроении, и они не заметили, как зашли довольно далеко. Она устала и домой возвращались медленной походкой. Дома девушка пыталась быть такой, как всегда, но почему-то очень мерзла. Через некоторое время щеки ее вспыхнули жаром, а потом стали мраморно-белыми; кроткие голубые глаза помрачила себя. И хотя Роза старалась быть спокойной, миссис Мэйли видела, что она очень больна, а потому послала за доктором и написала письмо мистеру Гарри Мэйли, хотя пока не отправила его.

Оливер сам отвез письмо к врачу на почтовую станцию. Возвращаясь домой, он во дворе станции налетел на высокого мужчину в плаще, который ошеломленно посмотрел на мальчика большими черными глазами и пробормотал: «Нечистая сила! Кто бы мог подумать? Сгинь, наваждение! Он и из могилы вылезет, чтобы стать мне на пути!

Выкрикивая и дальше беспорядочные слова, он шагнул к Оливеру и вдруг упал на землю и с пеной на губах забился в судорогах. Мальчик решил, что это сумасшедший, и помчался домой. Возвращаясь домой, он проникся другими заботами и забыл все, что касалось его собственной личности.

«Состояние Розы Мэйли ухудшалось, и вечером она начала бредить». Местный врач не отходил от постели больной, но ничем не мог помочь. Роза умирала.

Оливер ревностно молился, прося небо сохранить жизнь милой доброй девушке, уже стояла на краю могилы. Крестьяне подходили к калитке, чтобы узнать о состоянии больной.

Поздно вечером приехал врач Лосберн и подтвердил неутешительный диагноз сельского врача. «Роза погрузилась в глубокий сон, проснувшись от которого, она либо выздоровеет и вернется к жизни, или скажет им последнее» прощай «». И только в обед на следующий день мистер Лосберн сообщил, что Роза жить на радость всем еще долгие годы.

 

ГЛАВА XXXIV

подает некоторые предварительные сведения об одном молодого джентльмена, впервые появляется на сцене и повествует о новой Оливера приключение

Оливер был сам не свой от счастья, когда услышал радостную весть. Он побежал в поле, набрал охапку цветов, чтобы украсить букетами комнату больной. По дороге домой его настигла карета, в которой Оливер увидел мистера Джайлса и незнакомого молодого джентльмена. Карета остановилась, и дворецкий через окно спросил у мальчика, как чувствует мисс Роза. Оливер радостно ответил, что ему гораздо лучше, опасность совсем миновала. Незнакомец выскочил из кареты, схватил руку Оливера и еще раз переспросил о состоянии Розы. Это был Гарри Мэйли, который, несмотря на разницу в годах, был очень похож на мать, миссис Мэйли. Он понравился Оливеру хорошим открытым лицом и приятными, непринужденными манерами.

Миссис Мэйли с нетерпением выглядела сына. Встретившись, они оба не скрывали своего волнения. Гарри ласково упрекнул матери, что она не сообщила о болезни Розы, и признался в своем страстном любви к девушке. Мудрая женщина ответила, что Роза для нее как дочь, но Гарри не может жениться на ней, ведь ее имя не по ее вине, но запятнано. Злые люди начнут поносить и его и их детей. И тогда он может пожалеть, что так завязал себе жизнь, а Роза страдать. И Гарри горячо заверил мать, что ради счастья всей жизни он заставит Розу выслушать его и дать ответ.

Утром Оливер пошел в поле не один. Его сопровождал мистер Гарри. Они нарвали цветов, вместе составили роскошный букет для Розы, который, даже увядший, девушка держала на подоконнике.

Роза еще не выходила, вечерних прогулок не было, и Оливер засел за книги. Однажды вечером он сидел с книгой у окна и задремал. Вдруг ему послышался голос Фейгина. Мальчик вскочил, глянул в окно и увидел страшное лицо старого ворюги, «а рядом, бледный от ярости или страха, … стоял тот самый человек, с которым Оливер столкнулся у почты».

«Это продолжалось одно мгновение, короткую и страшную, как вспышка молнии. А потом оба исчезли ». Оливер громко закричал и начал громко звать на помощь.

 

ГЛАВА XXXV

повествует о неудовлетворительном завершения Оливера происшествия, а также о достаточно важный разговор между Гарри Мэйли и Розой

Все жильцы выскочили на крик Оливера. Мужчины побежали искать старого еврея и его спутника, но все поиски оказались тщетными. Нигде вокруг не было даже следов торопливой побега, но никто не сомневался, что мальчик видел Фейгина и незнакомца.

Когда совсем стемнело, поиски пришлось прекратить. Джайлс обошел все кабаки соседнего села, мистер Мэйли с Оливером поехали в соседний городок, чтобы расспросить о нежданных гостей, но это ничего не дало. Постепенно эта история начала забываться.

Между тем Роза быстро поправлялась. Она уже понемногу выходила гулять в саду, и ее смех благотворно действовал на всех жителей домика. И Оливер заметил, что миссис Мэйли и Гарри надолго уединялись и о чем тихо говорили, а на Розина лице были видны следы слез. Сразу было ясно, что какая обстоятельство лишает душевного покоя и девушку, и, возможно, еще кого.

конце однажды утром Гарри Мэйли попросил Розу выслушать его. Он рассказал девушке, какие страшные минуты пережил, когда узнал, что она тает как легкая тень под лучом с небес. Мнения о ней превратились в страшные, невыносимые пытки, ведь она могла умереть, так и не узнав, как он ее бесконечно любит.

Роза подняла голову, и Гарри увидел две слезинки в глазах. Но девушка пересилила себя и твердо заявила, что ему следует немедленно уехать, потому что его ждут важные и благородные дела. Он должен найти себе девушку, имя которой не бросит тень на него и его семью. Роза считала своим долгом развеять все мечты влюбленного молодого человека, ведь один его неверный шаг может лишить возможности преуспеть в жизни.

Напоследок Гарри хотел узнать, был бы отказ Розы столь категоричной, если бы ему суждено тихое, неприметную жизнь, если бы он был беден, болен или беспомощен? Не колеблясь, девушка ответила, что никогда не оставила бы его в тяжелом испытании.

 

ГЛАВА XXXVI

очень короткое и, на первый взгляд, не такой уж важный, но прочитать его надо — и как продолжение предыдущего, и как ключ к одному из следующих

Врач был удивлен решением Гарри выехать в Лондон немедленно и хотел выпытать, не в том причина такой спешки, что очень скоро состоятся выборы и возникла необходимость борьбы за голоса избирателей. Но Гарри перевел разговор на другое.

Мистер Джайлс начал выносить вещи, а Гарри поманил Оливера к себе. Он попросил мальчика, который уже хорошо научился писать и читать, описывать ему все о миссис Мэйли и Розу, а письма присылать на главный почтамт в Лондоне так, чтобы женщины ни о чем не догадывались. «Оливер, которого такое важное и почетное поручение сразу подняло в собственных глазах, торжественно пообещал хранить тайну и посылать подробные сообщения».

Отъезд был поспешный, но Роза наблюдала за ним из-за белой занавески и долго грустно смотрела вслед карете.

 

ГЛАВА XXXVII

в котором читатель заметит противоречия, весьма характерны для супружеской жизни

Мистер Бамбл сидел в гостиной работного дома и наблюдал за тем, как мухи попадали в бумажной мухоловки и бились в красочной сетке. Возможно, эти обречены насекомые напоминали ему какую досадном происшествии его собственной жизни.

Мистер Бамбл очень изменился. Куда делись обшитый галуном сюртук и треугольный шляпа? Бамбл больше не был приходским Бидл. Женившись на миссис Корни, он стал надзирателем работного дома. Прошло всего восемь недель из этого счастливого момента, а мистер Бамбл уже вздыхал, что продался за шесть чайных ложечек.

Миссис Бамбл тоже не чувствовала себя счастливой в супружеской жизни. Она не повиновалась мужу, всячески унижала его перед жильцами, подрывала его авторитет в глазах богадилок, доказывала свою правоту силой, царапая, таская за волосы, толкая мужа. Она запугала некогда грозного повелителя постояльцев работного дома, заставила его повиноваться ей, а мистер Бамбл называл ее «милая», «голубушка», пытаясь скрыться с глаз сварливой женщины.

Однажды он пошел в трактир и сел рядом с незнакомым мужчиной. Через некоторое время незнакомец заговорил с Бамбл, угостил его выпивкой, а потом стал расспрашивать об истории рождения Оливера Твиста. Он не очень церемонился с отставным бед-лом, предложил ему соверен за информацию о «старую ведьму, которая принимала роды у матери Оливера».

Мистер Бамбл быстро понял, что может заработать большую сумму, а потому рассказал, что его жена говорила с умирающей Салли и то знает о деле, которое так интересует незнакомца. Мужчина назначил встречу супругам, написал адрес какого уголка на берегу реки, рассчитался за выпитое и двинулся к двери. Мистер Бамбл остановил незнакомца и спросил, кого им искать. «Меня зовут Монкс», — ответил тот и торопливо направился дальше.

 

ГЛАВА XXXVIII

содержащий отчет о том, что произошло между супругами Бамбл и мистером Монкс во время их вечерней встречи

Черные тучи пролили первые капли дождя, когда мистер и миссис Бамбл поздно вечером отправились на назначенную встречу. Они шли молча всю дорогу.

Местность, в которой они шли, уже давно служила убежище отбросам общества, обитавших в наскоро слепленных лачугах над самой рекой. Посреди этой кучи лачуг возвышалась полуразрушенная большое сооружение. Когда эта развалина была фабрикой.

Мистер Бамбл остановился перед высокими дверями и стал вглядываться в клочок бумаги с адресом. Вдруг дверь отворилась, и на пороге появился Монкс. Он пригласил супругов в дом.

Первой зашла миссис Бамбл. Монкс впился в нее острым взглядом и спросил о тайне, которую она хранила долгие годы. Но женщина, хоть и чувствовала какой страх от вида этого зловещего мужа, не растерялась и ответила, что первый вопрос — сколько стоит эта тайна.

Мистер Бамбл слушал эти торги, вытянув шею и выпучив глаза, ведь его суровая жена еще не открыла ему больше, чем он знал с самого начала.

Монкс предложил двадцать фунтов, миссис Бамбл сказала, что хочет двадцать пять фунтов золотом — на этом и сошлись. Женщина увидела блеск монет в тусклом свете фонаря и начала рассказывать о страшной смерти Салли, которая успела сказать о украденную у матери Оливера вещь. В руке умирающая держала залоговую квитанцию. Миссис Бамбл догадалась, что богадилка сначала, наверное, хранила те драгоценные безделушки, надеясь продать, а потом отдала их в залог. Надзирательница подумала, что, может, когда будет иметь пользу из тех вещей, и поэтому выкупила их. И вот теперь она поспешно бросила их на стол, словно радуясь, что наконец может лишиться этих драгоценностей.

Монкс стал разглядывать золотой медальон и золотое кольцо, в середине которой была выбита имя «Агнесса», число, а дальше оставалось место для фамилии.

Монкс получил то, что хотел. Вдруг он изо всей силы дернул железное кольцо в полу, поднял потайную крышку, под которой бурлила река, и бросил драгоценности в поток.

 

ГЛАВА XXXIX

выводит на сцену уже знакомых читателю уважаемых лиц и повествует, о чем совещались достойный Монкс и достойный еврей

последнее время судьба была не слишком благосклонна к Уильяма Сайкса. Он болел долгое время так тяжело, что только благодаря заботам Нэнси остался жив. «Болезнь не смягчила крутого нрава мистера Сайкса: когда девушка помогала ему подняться с постели и вела к стулу, он ругал ее за неумелость, да еще и больно пнул».

На ресницах Нэнси задрожали слезинки, но ее голос, полный женской нежности, звучал мягко, когда она стала говорить, что терпеливо ухаживала его, как маленького ребенка, а сейчас он не думает, что делает ей больно. И Сайкс даже не подумал смягчить свой грубый тон, а расходился еще больше.

В комнату заглянул Фейгин, увидел, что Нэнси, усталая бессонными ночами, лишилась чувств, и бросился спасать девушку. Ему помогали Пройдет и Чарли Бейтс. Постепенно девушка очнулась и, пошатываясь, пошла к кровати и упала лицом в подушку.

Сайкс был страшно удивлен внезапным появлением приятелей, а те выставили на стол узлы с вкусной едой и спиртным и стали угощать хозяина и Нэнси.

Билл немного поел, но вместо поблагодарить стал проклинать Фейгина и требовать деньги. Старом пришлось идти домой с Нэнси, чтобы передать Сайксу три фунта.

Дома Фейгин застал Тебе Крекит, мистера Читлинга, Пройду и юного Бейтса. Читлинг проигрывал, но не сводил восхищенного взгляда с Крекит.

Пройдет и Чарли отправились на улицу, чтобы грабежами вернуть проигранное. Нэнси получила от Фейгина обещанные деньги и села за стол, но, услышав мужской голос, поспешно сорвала с себя шаль и шляпку и засунула их под стол.

В комнату вошел Монкс, который хотел поговорить с Фейгиной наедине. Старый повел гостя в другую комнату. Как только их шаги затихли, Нэнси вскочила со стула и, крадучись, пошла за ними, стала под дверью комнаты и начала прислушиваться к разговору мужчин.

Через некоторое время Монкс ушел из дома на улицу, а Фейгин, вернувшись в комнату, застал Нэнси, которая уже собралась уходить.

Сайкс, получив деньги, не обращал внимания на Нэнси — он не останавливаясь только ел и пил, а девушка ходила возбужденная, словно человек, который решился на отчаянный шаг. Сайкс потребовал новой порции джина, Нэнси взяла стакан, вернулась к Биллу спиной, налила спиртное и дала ему выпить. Через некоторое время он повалился на кровать и заснул крепким, беспробудным сном.

Нэнси поняла, что подействовал опий, который она добавила к джину, быстро оделась и вышла из дома. Девушка бежала в побогаче часть города и остановилась только у дверей отеля-пансиона. Было около одиннадцати часов ночи, и слуги не хотели пускать Нэнси, но она с невероятным трудом добилась встречи с мисс Мэйли.

 

ГЛАВА XL

Странное свидание, являющаяся продолжением событий, о которых рассказывалось в предыдущем разделе

Нэнси увидела перед собой стройную и красивую девушку — и страстное чувство стыда за свое жалкое существование в отвратительных притонах Лондона среди воров и грабителей охватило ее. Сердце Розы разрывалось от жалости, когда она смотрела на Нэнси, которая рассказала все, что знала о Монкса, который разыскивал Оливера Твиста, чтобы сделать из него вора; о встрече Фейгина с Монкс, который хвастался, что уничтожил улики о происхождении мальчика, и убрал в руки деньги чертенка, а теперь хотел бы уничтожить мальчика.

Роза не знала, как ей действовать дальше, но очень хотела спасти Нэнси. Но девушка отказалась принять помощь. Они решили, что Нэнси постарается еще что высмотреть это темное дело, а Роза воскресеньям будет ждать ее на Лондонском мосту между одиннадцатью и двенадцати часов ночи.

Как Роза просила Нэнси бросить банду грабителей, девушка вернулась в Сайкса.

 

ГЛАВА XLI

содержащий новые открытия и показывает, что неожиданности, как и беды, никогда не ходят поодиночке

Роза чувствовала страстное желание раскрыть тайну Оливера происхождения и решил обратиться за помощью к Гарри, но так и не смогла дописать письмо. Она долго обдумывала первую строчку, как вдруг в комнату забежал запыхавшийся Оливер, ходил гулять под охраной мистера Джайлса. Мальчик быстро заговорил, что видел в городе мистера Браунлоу и запомнил дом, в который зашел этот добрый джентльмен. Роза решила встретиться с спасителем Оливера, заказала карету и вместе с Оливером поехала к мистеру Браунлоу. Джентльмен сразу принял ее. В комнате мисс Мэйли очутилась перед пожилым мужчиной с приятным лицом. Здесь же был и мистер Гримуиг, который манерно поклонился девушке. Мисс Роза рассказала джентльменам все, что она знала о судьбе Оливера и позвала мальчика. Встреча Оливера с мистером Браунлоу, мистер Гримуиг и экономкой миссис Бэдуин растрогала девушку до слез. Потом она рассказала о встрече с Нэнси, и мистер Браунлоу похвалил ее за разумное решение обратиться за помощью именно к нему, а не к врачу Лосберн, который через воспалительную нрав мог прибегнуть к какому безрассудного шага.

«Они решили узнать, кто Оливеру родители, и вернуть ему наследство, которое у него … неправдой отобраны ». Для этого им надо найти Монкса, узнать его настоящее имя и припереть к стене. В этом им может помочь Нэнси, с которой они должны встретиться. Потом джентльмены поехали к миссис Мэйли и все ей рассказали. Было решено, что мисс Роза и тетя никуда не уедут из города, пока эта запутанная дело не разрешится до конца.

 

ГЛАВА XLII

Оливере давний знакомый обнаруживает несомненные признаки гениальности и становится общественным деятелем в столице

В Лондон Северным путем приближалось двое путников. Мужчина «был одним из тех долговязых, кривоногих, неуклюжие, костлявых людишек, чей возраст трудно точно установить, — в молодости они имеют вид малолетних мужчин, а дойдя зрелого возраста, напоминают юношей-переростков. Женщина была еще молода, но упитанной крепкого телосложения, которая ему нужна была, чтобы нести тяжелый мешок, привязанный за спиной ». В спутника на палке болтался легкий узелок, и поэтому он шел легкой походкой далеко впереди женщины. Это были Ной Клейпол и Шарлотта. Они украли деньги из кассы мистера Сауербери и теперь бежали в Лондон, чтобы скрыться от хозяина в глухом переулке столицы. Город был для них чужое, но Ной безошибочно шел в направлении мрачных, грязных закоулков, пока не остановился у трактира «Три калеки». Они зашли в это логово преступников, заказали ужин и решили здесь заночевать.

В комнате, куда завели пришельцев, было маленькое неприметное окошко, через которое Фейгин увидел пришельцев и услышал их разговор о краже двадцати фунтов и о желании Ноя стать грабителем. Фейгин понял, что сможет использовать эту парочку в своих темных делах, а потому не колеблясь вошел в комнату, повторил слова Ноя о его желании очищать кассы магазинов, карманы, женские сумки, дома, почтовые кареты, банки и предложил свою помощь в осуществлении этих планов .

 

ГЛАВА XLIII

в котором рассказывается, как ловкий Пройдет попал в переплет

следующий день Ной, назвавшийся Морисом Болтер, и Шарлотта переселились в Фейгина, который хотел добиться, чтобы новобранец с самого начала знакомства увлекся его гениальной замысловатостью. «Он подробно рассказал о грандиозном размахе своих операций, переплетая свою пользу правду с выдумками и чередуя и то, и другое с таким мастерством, что уважение к нему мистер Болтер заметно росла, а вместе с ней примешивался благодатный страх, который Фейгин так жаждал в нем пробудить »рассказами о виселицу, что ждет предателей. Далее Фейгин рассказал об аресте Пройди, приказал Пою найти парня и разузнать, как там теперь ему ведется. Новобранец боялся идти в полицейскую управу, но не смел перечить старому. Переодевшись в «кафтан извозчика, короткие плисовые штаны и кожаные краги», Ной безопасно вошел в зал суда, где рассматривалось дело Пройди.

Мистер Докинз вел себя так, будто ни в чем не виноват, угрожал судьям обратиться к министру внутренних дел, напоминал им о своих правах и привилегиях, делал вид, «будто намерен немедленно подать на них иск, потребовал от тюремщика, чтобы тот назвал «фамилии тех двух старых фрайеров вон в судейских креслах». Это было сказано так, что в зале раздался громкий хохот зрителей.

Убедившись, что Пройду вывели из зала и заперли в маленькой одиночной камере, Ной поспешил к Фейгина «с радостным известием, что пройдет делает честь своему воспитателю и создает себе блестящую репутацию».

 

ГЛАВА XLIV

Для Нэнси настает время исполнить обещание, которое она дала Роге Мэйли. Она терпит неудачу

Нэнси не могла скрыть смущение от мысли, к чему может привести то, что она доверилась Роге и рассказала о Фейгина, Сайкса и других членов преступной шайки. Она вспоминала, что все они доверяли ей свои тайны, раскрывали перед ней свои гнусные планы, а теперь она же может стать причиной их гибели. Эти колебания, изменения настроения не замечал Сайкс, но хорошо видел Фейгин.

В воскресенье вечером Нэнси хотела уйти из дома, чтобы встретиться с мисс Розой, но Сайкс запретил ей выходить, «скорее лишь бы сделать наперекор, чем тому, что имел какие веские основания не выпускать девушку из дома». Нэнси сердилась, кричала, потом начала умолять, но Сайкс забрал ее одежду, скрутил руки и запихнул в чулан, заперев дверь на замок.

Сайкс не понимал, что случилось с Нэнси, а Фейгин, который был свидетелем ее истерики, то заподозрил и решил проследить за девушкой.

 

ГЛАВА XLV

Ной Клейпол получает от Фейгина тайное поручение

следующий день Фейгин едва дождался своего нового сообщника. Когда Ной явился, старый похвалил его за то, что он хорошо поработал вчера, отобрав у детей шесть шиллингов и девять пенсов, и поручил проследить за Нэнси. Ной шесть вечеров напрасно ждал девушку, а в воскресенье вечером Нэнси настороженно вышла из дома и пошла по улице. Ной приблизился к ней на безопасное расстояние и пошел следом, не спуская с глаз фигура девушки.

 

ГЛАВА XLVI

Обещания соблюдены

В одиннадцать часов на Лондонском мосту появились две фигуры: женщины, как будто кого искала, и мужчину, который крался сзади. «На середине моста женщина остановилась, остановился и преследователь».

Ночь была темная, и одиночные прохожие быстро уходили, не замечая ни женщины, ни мужчины.

Пробило полночь, когда на середине моста остановилась карета, из которой вышли молодая дама и седой джентльмен. Нэнси подошла к ним, но не заговорила, потому что именно здесь проходил человек в крестьянской одежде. Девушка предложила спуститься по лестнице с моста, не заметив, что именно туда пошел крестьянин и затаился в темном углу, чтобы иметь возможность при необходимости продолжить преследование. Но Нэнси подвела своих спутников просто к шпиона, который мог услышать каждое слово, и остановилась. Не подозревая, что их подслушивают, девушка поделилась с мисс Розой и джентльменом своими тревожными предчувствиями, и те почувствовали жалость к этой затерянной души.

Джентльмен заговорил о своих планах относительно способа выпытать тайну в Монкса через Фейгина, но Нэнси возразила, что никогда не выдаст этого дьявола в человеческом обличье, который изуродовал ее жизнь, но остается ее сообщником. Она заручилась их честным словом, что ни Фейгин, ни Сайкс не пострадают, и только тогда описала Монкса. Джентльмен закончил описание и заявил, что, кажется, он знает этого проходимца. Прощаясь, джентльмен заверил Нэнси, что сделает все зависящее от него, чтобы извлечь девушку, дать ей тихий, безопасный приют, вернуть душевное спокойствие. Он просил Нэнси оставить все, бросить жизни воровки и воспользоваться благоприятной возможности вдохнуть чистый воздух. Джентльмен видел, что она переживает внутреннюю борьбу, но отказаться от жизни, что держит ее, словно цепью, не может.

Нэнси объяснила, что зашла слишком далеко, чтобы вернуться, просила оставить ее в доме, который она сама себе создала делами всей своей жизни.

Наконец они распрощались и разошлись. Шпион, который все слышал от слова к слову, был удивлен и еще некоторое время постоял на месте, а потом, крадучись, пошел к Фейгиновои дома.

 

ГЛАВА XLVII

Роковые последствия

Поздно ночью Фейгин сидел перед потухшим камином «и в задумчивости грыз длинные черные ногти, выставляя напоказ свои беззубые десны, на которых кое-где торчали клыки, похожие на зубы собаки или крысы».

На полу мирно спал Ноэ Клейпол. Фейгин смотрел на него, а в душе нарастала досада на девушку, которая оказалась предательницей.

В комнату вошел Сайкс с пакетом в руках. Фейгин уставился грабителя, а потом стал намекать на то, что среди них есть предатель. Сайкс сначала ничего не понял, а потом заявил, что если бы такое произошло, то он собственными руками прикончил бы подлеца, которая высказала бы их. Услышав это, Фейгин разбудил Ноя и приказал рассказать им все, что тот узнал, шпигуючы за Нэнси.

Ной подробно рассказал о встрече Нэнси с леди и джентльменом на Лондонском мосту, об их разговор, о том, что Несси отказалась выдать своих сообщников, но назвала дом, где они сходятся.

Услышав все это, Сайкс взбесился и выскочил за дверь. Ни разу не остановившись, ни на мгновение не поколебавшись, глядя себя с диким решительным видом и так стиснув зубы под кожей выпятились скулы, грабитель мчался во весь опор, пока не оказался у дверей своего жилища. Он зашел в комнату, где спала Нэнси, дважды повернул ключ в замке и прижал к двери тяжелый стол.

Нэнси проснулась и смотрела на него испуганными глазами. Некоторое время грабитель сидел, тяжело дыша, а потом схватил девушку и закрыл ее рот своим тяжелой лапой. Нэнси вцепилась в его руки, умоляла о пощаде, напоминала, от чего она отказалась ради него, говорила о своей верности, но убийца вырвал свою руку, взял пистолет и дважды ударил тяжелым рукояткой жертву по голове. Нэнси упала, обливаясь кровью, и сразу поднялась. Вне себя от ярости, озверев от вида крови, Сайкс схватил тяжелую палку и ударил ею Нэнси по голове.

 

ГЛАВА XLVIII

Сайксова побег

Ясное солнце, одинаково щедро льет свое сияние сквозь дорогие цветные стекла и залеплены бумагой окошка, осветило комнату, где лежала убитая девушка. Это ужасающее зрелище пугало Сайкса.

Вдруг послышался стон, и рука девушки дрогнула. Тогда, не помня себя от страха и ярости, Сайкс снова и снова бил Нэнси. Затем он бросил палку в огонь, умылся, почистил одежду и попятился к двери, таща за собой собаку.

Выйдя из дома, убийца быстро ушел. Он шел по улицам, не разбирая дороги, шел пустошь, бродил полями, пускался бежать, останавливался, ложился отдохнуть, а потом снова шел. «Давно прошло утро, а за ним и день, и уже стало смеркаться, а Сайкс все ходил то туда, то сюда, кружась в одном месте». Наконец он зашел в деревню, обратил к небольшой пивнушки, заказал ужин и сел в углу, слушая болтовню крестьян. Вдруг в комнате появился еще один гость. Это был шумный лавочник, торговавший всяким утварью. Крестьяне начали перебрасываться шутками, расспрашивали о товаре. Лавочник вынимал из своего короба ремни, бритвы, мыло и средство для выведения различных пятен. Чтобы подтвердить эффективность чудодейственного средства, лавочник взял шляпу Сайкса, на котором заметил пятно, и хотел ее вывести. Убийца вскочил, вырвал шляпу из рук оторопевшего торговца и бросился на улицу. Там он увидел почтовую карету и, затаившись в темноте, стал прислушиваться к разговору кондуктора и почтальона. Речь шла об ужасном убийстве молодой девушки. Сайкс подождал, пока карета отъедет, а потом пошел безлюдным и темным путем. Вдруг в темноте он увидел знакомую фигуру Нэнси, услышал ее предсмертный стон. Убийца на мгновение остановился, а потом весь дух побежал. Фигура не отставала от него. «Она летела рядом на крыльях тихого печального ветра, не усиливался, но и не утихал». Волосы на голове у Сайкса стало торчком, кровь застыла в жилах. Порой его наполняла отчаянная решимость отогнать призрак, но фигура все время оставалась рядом.

Сайкс спрятался в каком сарае, но перед ним в темноте светились глаза убитой девушки.

Вдруг ночной ветер донес до него душераздирающие крики и вопли. Где-то далеко был пожар, и Сайкс бросился туда, поближе к человеческим голосов. Он вместе с мужчинами и женщинами спасал скот, носил воду, заливал огонь.

Занялся утро. Усталые люди занимали у развалин, разговорились, и Сайкс опять услышал об убийстве девушки. Он поспешил уйти оттуда, снова бродил по безлюдным полям, а потом поехал прямиком в Лондон, где его, как он думал, не искать. Единственное, что может привести сыщиков на его след, — это примечательный собака. Сайкс решил утопить пса, но тот, почувствовав опасность, бежал от хозяина.

 

ГЛАВА XLIX

Монкс и мистер Браунлоу наконец встречаются

Мистер Браунлоу таки выследил Монкса и заставил признаться во всем, что преступник совершал против Оливера, который был его сводным братом.

Старый джентльмен был другом отца Монкса и хорошо знал, какими муками и страданиями обернулся для него брак с первой женой. Мать Монкса была старше мужа на десять лет и не очень переживала, что их брак распался, но, узнав о рождении Оливера и о завещании в его пользу, раскрыла тайну сыну. Монкс уничтожил улики о происхождении Оливера, пытался уничтожить и самого мальчика, но теперь, когда мистер Браунлоу перелистывал перед ним страницы его поступков, негодяй по-настоящему испугался, ведь полиция могла узнать о его встрече с Сайксом, Фейгин и другими преступниками. Джентльмен заставил Монкса подписать признание О происхождении Оливера.

 

ГЛАВА L

Погоня и бегство

Недалеко от берега Темзы содержится одна из самых отвратительных лондонских окраин, большинство жителей которой даже не знают ее названия. Жители ньапивзруйнованих домов жили в невероятных нищете, «только большая потребность в потайном укрытии, или же безнадежное затруднения могут заставить человека искать себе здесь приют».

Вот в одном из таких домов, в котором еще сохранились крепкие двери и окна, собрались Тебе Крекит, мистер Читлинг и каторжник беглый Кегс.

Мистер Читлинг был свидетелем, как полиция сначала арестовала Фейгина, а потом защищала его от толпы, готовой разорвать вора в клочья. Охваченный ужасом от воспоминаний об этом зрелище, мистер Читлинг рассказывал ворам о ярости толпы, как вдруг в комнату вбежал Сайкс собака. Воры бросились искать Сайкса, но того нигде не было. И только поздно ночью убийца постучал в дверь дома. Его впустили, но Чарли Бейгс, который пришел чуть позже, поднял крик и затеял драку с Сайксом, поскольку не хотел быть с убийцей Нэнси в одном доме. Шум, который поднялся среди разбойников, разбудил людей. Кто-то вызвал полицию, но люди, не дожидаясь законников, окружили дом, начали ломать дверь.

Сайкс, увидев, что не сможет убежать через окна и двери, забрался на крышу, уперся ногой в дымоход, крепко обвязал вокруг него один конец веревки, а на втором сделал петлю. По этой веревке он решил спуститься к канаве с водой и либо утонуть в грязи, или вырваться на свободу. Убийца уже накинул петлю на голову, собираясь опустить ее под мышки, когда, оглянувшись назад, сбросил вверх руки и ахнул от ужаса. Прямо перед собой он увидел глаза убитой им Нэнси. Сайкс пошатнулся, потерял равновесие и полетел вниз. Петля, которая была у него как раз на шее, затянулась, и убийца повис между крышей и канавой.

Собака, до сих пор где прятался, выскочил на крышу, тоскливо завывая, стал бегать по парапету, а потом прыгнул на плечи покойнику. Не удержавшись, пес кувырком полетел в канаву, ударился о камень и розчерепив себе голову.

 

ГЛАВА LI

выясняет много тайн и повествует о брачное предложение, во время которой не рассматривался вопрос о приданом и деньги на безделушки для жены

Через несколько дней после событий, о которых говорилось в предыдущем разделе, Оливер вместе с миссис Мэйли, Розой, миссис Бэдуин и врачом ехал в карете в свой родной город. Мальчик уже знал все о Монкса, своих родителей и сидел в уголке молчаливый и обескуражен.

Когда карета въехала в город, Оливер стал словно сам не свой. Он рассматривал знакомые места, смеялся и плакал одновременно, вспоминал Дика — своего единственного друга, который когда благословил его на долгую и счастливую жизнь.

Друзья остановились в главном отеле города. Когда все разместились, в комнату к Оливеру зашли мистер Гримуиг с мистером Лосберн в сопровождении мистера Браунлоу и мужа, который когда заглядывал в окошко к мальчику и страшно напугал его своим необычным видом. Оливера сообщили, что Монкс, его единокровными братьями, подписал документы, в которых мальчика признан наследником отца состояний. Потом Монкс вынужден был рассказать, как его мать сожгла завещание, был составлен в пользу Оливера, а ему завещала свою ненависть к внебрачного ребенка отца и его возлюбленной. Негодяй поклялся матери затравить мальчика, преследовать его с необычайной жестокостью, запутать ребенка в паутину зла и преступлений, чтобы навсегда запятнать имя матери.

Когда речь зашла о обручальное кольцо и медальон, мистер Браунлоу завел в комнату миссис Бамбл и ее мужа, который с напускной радостью обратился к Оливеру. Но жена послала его присмыкнуть языка, и он сник, то забормотал и наконец умолк.

Супруги не хотело познавать Монкса, не признавалось, что это они продали негодяй драгоценности Оливера матери. Но тут в комнату завели двух параличным женщин, которые рассказали о подслушанный разговор между миссис Бамбл и молодой женщиной, которая только что родила мальчика и умирала. Миссис и мистер Бамбл вынуждены были все признать.

В этой комнате и далее раскрывались тайны. Оказалось, что Роза была младшей сестрой Агнессы — матери Оливера. Когда Агнесса забеременела, она покинула семью. Опечаленный отец сменил фамилию, переехал в другой уголка страны, где и умер, не оставив ни письма, ни записной книжки, ни клочка бумаги, которые помогли бы разыскать его друзей или родственников. Розу взяла себе бедная крестьянская семья, но впоследствии передала миссис Мэйли, которая полюбила девушку.

Оливер бросился в объятия к Розе, ведь теперь стало ясно, что она его родная тетя. «За одну минуту они нашли и потеряли отца, Мать и сестру, и печаль слилась в одной чаше, но в их слезах не было горечи», ведь их освящали глубокие чувства любви. «Долго-долго просидели они в одиночестве», пока в комнату не зашел Гарри Мэйли. Он вернулся к Розе, чтобы снова попросить ее стать его женой. Ради любимой Гарри покинул карьеру, высший свет, а взамен предложил девушке сердце и дом.

 

ГЛАВА LII

Фейгинова последняя ночь

Зал, где судили Фейгина, была заполнена до верхних рядов. Преступник столбом стоял за деревянным барьером, только иногда поглядывая из председателя суда, который произносил обвинительную речь, на адвоката. Он пристально всматривался в лицо присяжных, пытаясь угадать их вердикт, поднимал глаза на галерею и не мог прочитать ни в коем лице малейшего сочувствия.

итоге присяжные решили судьбу преступника — должен!

«Здание суда задрожал от мощного крика, что повторился снова и снова, а. затем отразился эхом во взрывах рева, которые с каждым разом гучнишалы, словно грохот сердитого грома. То на дворе радовалась толпа, приветствуя известие, что в понедельник он умрет ».

Фейгин молча выслушал приговор, пристально глядя на судью и не понимая ни слова. Он стоял, как мраморная изваяние, нижняя челюсть отвисла, а широко раскрытые глаза смотрели в одну точку. Тюремщик должен был взять его за плечи, чтобы он понял, что все кончено.

Фейгина отвели в камеру смертников и оставили в одиночестве. Сначала он попытался собраться с мыслями, потом начал вспоминать речи в суде и думать о тех смертников, сидели в этой камере, ожидая казни.

День прошел очень быстро. На ночь в камеру зашли двое тюремщиков, чтобы по очереди сторожить заключенного до самой казни. Теперь уже Фейгин не сидел, а ежеминутно вскакивал и начинал носиться по камере в такой ярости, что тюремщики сторожили его вдвоем, боясь остаться с ним с глазу на глаз.

Понедельник, день казни, наступило для Фейгина внезапно. Он и не заметил, как пролетели три дня. В день казни к смертника пришел Оливер и мистер Браунлоу. Фейгин был почти без сознания от страха перед неминуемой смертью, но все же узнал Оливера и сказал мальчику, где спрятаны бумаги, которые передал на хранение Монкс.

 

ГЛАВА LIII

и последний

нескольких словах можно рассказать о судьбах героев.

Роза Флеминг и Гарри Мэйли обвенчались в сельской церкви и въехали в новый счастливого дома. Гарри стал священником.

Миссис Мэйли поселилась у сына и невестки.

Оливеру и Монкс досталось от родительских состояний по три тысяч фунтов. Монкс, не мешкая, промотал свою долю, попал в тюрьму за обман и там умер.

Мистер Браунлоу усыновил Оливера и поселился неподалеку от Розы и Гарри.

Мистер Ноэ Клейпол выбрал себе профессию доносчика. Мистер и миссис Бамбл, лишенные своих должностей, попали в тот самый работный дом, где когда они властвовали над другими.

Юный Чарльз Бейтс, страшно поражен Сайксовим преступлением, пришел к выводу, что надо ставить точку на своем преступном прошлом. Тяжелым трудом он достиг хорошей цели и стал скотоводом.

В алтаре сельской церкви вмурована мраморная доска с выгравированным именем «Агнесса». В этом склепе НЕТ гроба, но если души умерших возвращаются к тем, кого любили при жизни, то тень Агнессы должна витать в этом тихом месте.

Конец

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here