«Карьера Ругонов» краткое содержание

Роман «Карьера Ругонов» — первый в серии романов Золя «Ругон Маккары» .

«Карьера Ругонов» краткое содержание

«В романе,— указывает Золя,— выведены некоторые представители семьи Ругон-Маккаров, историю которой я хочу описать в самом начале их карьеры… Они возлагают свои надежды на империю, которая должна удовлетворить их страсть к богатству и наслаждению». Роман этот, указывает автор, имеет еще и научное название Происхождение.

Родина Ругон-Маккаров — небольшой провинциальный городок Плас-саи. На географических картах он не обозначен по той причине, что под этим названием писатель изобразил свой родной город Экс…

В 1787 году в Нлассане произошло событие, которое взбудоражило обывателей и дало пищу для всяческих сплетен и пересудов. Дочь покойного торговца овощами Фука, его единственная наследница Аделаида, нежданно-негаданно вышла замуж за своего батрака, пришлого крестьянина Ругона. Хотя это был человек благоразумный, трудолюбивый и степенный, однако соседи не могли оправдать выбор Аделаиды. Им хорошо было известно, что ее руки добивались многие молодые люди из почтенных и состоятельных семейств плассанских буржуа.

Через год Аделаида родила первенца, его назвали Пьером. А еще год спустя Ругона сразил удар, и он умер в одночасье. Молодая вдова горько оплакивала смерть мужа, но миновал еще год, и она снова дала повод для бесконечных разговоров: Аделаида сошлась с забулдыгой и пьяницей, контрабандистом Маккаром. Если и прежде в Нлассане шептались о ее странностях, то теперь стали открыто говорить, что она совсем свихнулась и, должно быть, как и ее отец, угодит в дом для душевнобольных.

От связи с Маккаром у Аделаиды родились двое внебрачных детей — дочь Урсула и сын Антуан. Так потомки Аделаиды Фук разделились на две ветви: одна ветвь — Ругоны и вторая ветвь — Маккары. Представители каждой из этих ветвей, по мысли Золя, наследовали биологические и психические особенности своих родителей — Аделаиды, Ругона и Маккара.

В характере Антуана слились воедино пороки отца и матери, но все же возобладали задатки Маккара, его страсть к бродяжничеству, наклонность к пьянству, озлобленность. Однако, указывает Золя, под влиянием нервной натуры Аделаиды пороки, проявлявшиеся у отца с какой-то полнокровной откровенностью, у сына сочетались с трусостью, лицемерием и озлобленностью. Об Антуане говорили: «Какой мерзавец! У отца хоть храбрость была, а этот и убьет-то исподтишка, иголкой».

В обществе, где пренебрегают нормами морали, где господствует беззаконие, особенно щедро раскрылись уродливые качества характера Антуана. В его лице Золя нарисовал законченный тип беспринципного политического пустозвона, столь характерного для действительности Франции времен Второй империи.

В натуре Пьера противоборствовали проявлявшиеся в равной степени черты крестьянина Ругона и нервозной Аделаиды. Дурные наклонности Пьера — любовь к праздности, жажда наслаждений — проявлялись не так открыто и бурно, как у Антуана. «Во всей его толстой, приземистой фигуре, в длинной бесцветной физиономии… сквозило расчетливое, затаенное честолюбие… черствость и завистливая злоба мужицкого сына, из которого богатство и нервозность матери сделали буржуа».

Женившись по расчету на Фелисите Пеш, энергичной и пронырливой дочери торговца маслом, Пьер обзавелся большой семьей. Супруга подарила ему трех сыновей — Эжена, Аристида, Паскаля — и двух дочерей — Марту и Сидонию. Ко времени, о котором повествуется в романе «Карьера Ругонов», Пьеру и его жене уже перевалило за пятьдесят. Жизнь развеяла их мечты, они изверились в возможности разбогатеть и теперь думали о том, чтобы как-то обеспечить себя в старости. Они хорошо понимали, что сыновья — тоже отрезанный ломоть. Старшему из них, Эжену, было уже около сорока. «По капризу природы, одному из тех мнимых капризов, в которых наука уже начинает различать закономерности, Эжен, при полном физическом сходстве с Пьером, унаследовал духовный облик Фелисите… Он отличался огромным честолюбием, властностью, презрением к мелким расчетам и мелким успехам… Ненасытная жажда наслаждений, присущая всей семье Ругонов, принимала у Эжена более благородный характер. Он тоже искал удовлетворения своих страстей, но удовлетворения духовного, он стремился к власти». Ему было тесно в Плассане, и он устремился в Париж.

 

Аристид, младший сын Пьера, внешне был похож на мать, но в нем взяли верх отцовские черты: жадность, корыстолюбие, страсть к кляузам, безудержность желаний. «Он вечно что-то разведывал, разнюхивал. Деньги он любил так же, как его старший брат любил власть. И в то время, как Эжен в мечтах подчинял своей воле народы, пьянея от мысли о будущем могуществе, Аристид представлял себе, что он миллиардер, живет в роскошном дворце, сладко ест и пьет, наслаждается всеми чувственными удовольствиями. Но, главное, он мечтал разбогатеть сразу». После долгих лет беспорядочной жизни в безделье Аристид женился на дочери отставного капитана Анжеле Сикардо. Он быстро промотал полученные от отца деньги и вынужден был поступить на службу в супрефектуру. В 1840 году у него родился сын Максим. В канун событий 1848 года Аристид думал отправиться вслед за Эженом в Париж, но был обременен семьей и поэтому остался в Плассане, надеясь, что и здесь представится счастливая возможность поживиться. Читатель встретится с Аристидом в романах «Добыча» и «Деньги», где он выведен под фамилией Саккар.

 Время шло, а судьба по-прежнему не была благосклонна к Ругонам. Ни одному из них еще не удалось схватить за хвост столь желанную птицу но имени Удача. Но внутреннее чутье подсказывало им, что приближается пора больших перемен, когда можно будет погреть руки.

Для постороннего глаза жизнь в Плассане казалось тихой, застывшей, но это было обманчивое спокойствие. Внимательный взгляд без труда мог заметить, что там бушевали страсти, совершались предательства и политические сделки, шла ожесточенная борьба честолюбий, подогреваемая алчностью и жаждой власти. Всему задавали тон клерикалы. Реакционеры сумели объединить людей самых различных политических взглядов и сколотить разноликий союз врагов республики, которых прежде разделяли социальные или кастовые предубеждение’ Трудно было, говорит Золя, вообразить более разношерстную компанию, смесь озлобленных либералов, легитимистов, орлеанистов, бонапартистов и клерикалов. Так называемый «желтый салон» в доме Пьера Ругона стал местом постоянных сборищ заговорщиков, которыми руководил из Парижа старший сын Пьера Эжен. Здесь они обсуждали планы захвата власти в Плассане, всячески поносили «великую блудницу» — республику. Каждый в тайне надеялся при удачном обороте дела урвать кусок пожирнее.

Пьер и его жена, вездесущая Фелисите, связывали с победой принца Луи все свои надежды. Они чувствовали, что для Ругонов это единственный путь к успеху и богатству. Поэтому они стремились приобщить к заговору, направить на путь истинный и своих заблудших сыновей — рядившегося в республиканца и тем самым компрометировавшего семью Аристида и далекого от политики, занятого своими научными исследованиями Паскаля. Фелисите всячески зазывала их к себе в дом.

Не желая огорчать родителей, доктор Паскаль провел несколько вечеров в «желтом салоне». Вопреки ожиданиям, говорит Золя, ои увидел там много любопытного. Впервые ему довелось узнать, до каких степеней тупости может дойти нормальный человек. Завсегдатаи салона — купец Изидор Грану, землевладелец Рудье, маркиз де Карнаван, отставной майор Сикардо, владелец местной газеты Вюйе — казались доктору любопытными животными. И когда Фелисите, желая познакомить сына поближе с этими господами, которые могли стать его пациентами, обратилась к Паскалю: «Чего же ты молчишь? Постарайся получить практику у этих господ»,— «Я не ветеринар»,— ответил тот.

Этому сброду реакционеров писатель противопоставил защитников республики, трудовой народ, в котором были живы революционные традиции 1848 года. Яркими красками нарисовал Золя шествие патриотов из городов и селений Юга. Что-то захватывающее, опьяняющее,— говорит он,— исходило от толпы повстанцев, воодушевленных решимостью и волей… Были мгновения, когда казалось, что не они идут, а марсельеза уносит их, что их увлекают грозовые раскаты могучего пения». Этот порыв республиканцев передан. Золя через восприятие сына рабочего-шляпника Сильвера и его подруги, крестьянской девушки Мьетты. Они являются-для-писателя .олицетворением вечной молодости французского народа, его духовного и физического здоровья.

В ночь на 2 декабря 1851 года бонапартисты совершили государственный переворот, республика пала. В столице было введено военное положение. Верные Луи Бонапарту войска, участвовавшие в перевороте, находились в постоянной боевой готовности. 3 декабря в парижских предместьях республиканцы построили баррикады. На улицах Парижа раздавалось пение «Марсельезы», слышались крики: «Долой тирана!»| «Да здравствует республика!», «Смерть тирану!». 5 декабря произошла кровопролитная расправа войск заговорщиков с республиканцами у ворот Сен-Дени. Это неслыханное преступление вызвало справедливый гнев народа. Республиканцы выпустили листовки, в которых говорилось, что Луи Наполеон и его банда совершили чудовищное насилие. «Вся Франция, кроме кучки изменников, восстала, чтобы отомстить за это злодеяние». Баррикадные бои вспыхнули с новой силой. И только 10 декабря насилие победило в Париже. В Елисейском дворце начался дележ государственных должностей.

В Плассане, пишет Золя, где до смерти напуганные обыватели молчаливо предали республику, переворот обернулся пошлым фарсом. Ругоны торжествовали победу. Они горячо приветствовали новорожденную Империю, наступающий час дележа трепещущей добычи.

 

Написать комментарий